15:31 

Доступ к записи ограничен

дики микс
♦always keep the faith♦ Ami Yu
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:32 

* * *

lllytnik
— Надо травы написать овце,
и овощей, —
думает Нина, глядя на холст оценивающе, —
Ощипанный натюрморт как-то краше даже,
но что нам заказчик скажет?
Что скажет на это заказчик, ответь, овца?

Овца только жмурится, дура,
жуёт и жмурится.

Нина не пишет уже десять лет ничего живого,
но этих, готовых, не смоешь — приходят снова.
Съедают яблоки,
оставляют смазанный кадмий,
вытаптывают поляны,
плывут лихими мазками.
На выставке сирины налетели в пейзаж и верещат —
нелепые анатомически, еще со времен училища.

Приятель один говорит “переходи на орнамент”.
Ну, слушай, какой орнамент?
Это же хуже дна нет.

— Из-за тебя, овца, всё приходится исправлять.

Нина идет к столу,
достает истрепанную тетрадь.
Рисует горстку конфет под неправильными дробями.

*
Конфеты блестели в вазе, психолог жужжала маме:
— Ну что же, не вижу повода для тревог,
у каждого малыша в тетрадке живет дружок.
*

Ползет, подволакивая квадраты.
Течет чернилами бок.
Трясется огромная голова, изломано тело.

— Мне жаль, что ты появился тогда.
Я ничего не умела.

Швыряет тетрадку в ящик стола,
к пробойникам и пастели.
Слышит шелест сдираемых фантиков.
Хруст карамели.

ноябрь 2017, Одесса

@темы: вопросы веры, за границей, личное, нет в книге, персонажи, предполагалось смешное, сказки, сумасшедшие, эксперименты

15:52 

Доступ к записи ограничен

Эртебиз
Black as midnight on a moonless night
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:22 

lock Доступ к записи ограничен

R.H.Remy
маяк не горит.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:29 

* * *

lllytnik
* * *

раз в год возникает необходимость
написать один
расхристанный длиннющий верлибр
о котором будут спрашивать
ну и зачем было записывать в столбик
это эссе

никто не любит верлибры
они не щекочут звучанием
не дают ритма который помогает идти и пробуждает
внутри что-то древнее низовое пещерное
не демонстрируют мастерства ювелира
не украшают ваш дневничок
вообще никак вас не обслуживают
это обидно

ну ничего
мне тоже обидно
я их тоже не люблю
неловкие плохо сидят полнят
их и не выучишь толком
приходится читать по бумажке
причем непривычно монотонно и отстраненно
как будто я это не я
а какой-то литератор
это отстой
кстати писать пространные стихи о стихах
еще больший отстой

но нам с вами придется потерпеть
нет ничего хуже
чем заранее думать о чьей-то реакции
и есть вещи которые преступно
драпировать изящной формой
вот например скандальный спектакль
модного режиссера
раздражающий стыдный
многие демонстративно сбегают с середины
и поэтому никогда не узнают главного
в финале артисты не выходят на поклон
как бы говоря
мы рассказали ужасную историю
хохоча и фиглярствуя
но нам совсем не смешно
и мы не понимаем как после такого
кланяться и принимать цветы

честно говоря
дарить цветы тоже странновато
как вы себе это представляете?
вы надавали мне оплеух
спасибо спасибо я так благодарен
и как изящно порхали руки
и как музыкальны были шлепки
просто уйти как-то честнее
человечнее что ли

в общем
мне все время кажется
что цветы и благодарности это поражение
а единственное регулярное что нужно оставить
это партитура пощечин
но в движении к жестокости и простоте
мешает конечно природная доброта
и младенческое будь нежнее делись совочком не кричи
мальчик тоже хочет лепить куличи
я скажу милицанеру он тебя заберёт
больно больно тебе иди я подую и всё пройдет

чувствуете? попёрли непроизвольные рифмы
пора встать из-за компьютера уйти на улицу
раскинуть руки как тот Ванюша
подуй на меня, пожалуйста

и когда в лицо ударит ледяной летний ветер
пополам с песком
облегченно рассмеяться

август 2017, Москва

@темы: осень в легких, нет в книге, личное, верлибр, письмо другу, слова, предполагалось смешное, эксперименты

20:12 

круууууто, тут перечислены все причины почмеу лучше человека не любить

Сумасшедший Арлекин
А это потому, что люди склонны находить в книгах именно то, что они в них ищут, — такова человеческая натура.
25.11.2017 в 20:16
Пишет Olven:

25.11.2017 в 12:33
Пишет ~Марьяна~:

Любить человека — худшая из работ.
Ведь он захочет придет, а потом уйдет.
И ты боишься, что в каждую из минут
Планы его с твоими не совпадут.
Любить человека страшно, ведь он — другой.
Не будет твоей рукою или ногой.
Сегодня он смотрит… Но вдруг не захочет впредь
С такой же любовью на плечи твои смотреть?
Его душевные трещины и слои
Немыслимо цепляются за твои.
И как-то неловко плакать лишь потому,
Что все ключи ты сам отдаешь ему.
Ключи от всех замков и от всех дверей.
Выскальзывают из пальцев. И якорей
Нет больше у сердца. Ты доблестно правишь сам
В открытый космос. Идешь по своим следам.
Любить человека глупо, ведь из путей,
Он выбирает тот, что всего сложней.
На все ухабах и камешках на пути
Тебя будет вместе с ним по ночам трясти.
Ты видишь, а он не видит. И объяснить
Порой невозможно. Приходится так любить.
Как будто повязка глаза погрузит во тьму.
Ты знаешь, что ты бессилен помочь ему.
Любить человека жутко, ведь у него
Свои чудовища. Всех их до одного,
И каждого дракона в своей судьбе
Убитого или нет, он несет тебе.
Любить человека больно. Он бродит там,
Где тропы проходят по самым больным местам.
Гуляет по минному полю твоей души.
Шаг в лево, шаг в право и тут же «пропал» пиши.
Любить человека? Боже мой, я прошу,
Не надо! Как я это в жизни переношу?
Ты дай мне задачу попроще. Такую как
Рабочему в шахте. Или любить собак…
И котиков… Но, если чаша сия придет
И медным тазом накроет, не обойдет.
Одно меня утешает день ото дня:
Ему так же больно и страшно любить меня.



Аглая Датешидзе

URL записи

URL записи

@темы: стихи, хроника чокнутого отаку

00:34 

Доступ к записи ограничен

Эртебиз
Black as midnight on a moonless night
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

06:18 

lock Доступ к записи ограничен

Ли Шеннон Кристи
Котик-нос и Теплый Кит, у которого всегда балкон открыт
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:39 

ninquenaro
А в небе надо мной все та же звезда. Не было другой и не будет. ©
Ничего не изменится, говорили,
Ничего.
А теперь говорить-то более нечего.
У границы - колючка, и у могил - кресты...

...у тебя есть я. У меня остаешься ты.

И как пили чай, и как дуло из всех щелей,
Как стояла зима, и не было раньше злей,
И потом, такой, наверное, тоже не было.
Как бежали домой, и над нами звенело небо.
И как холодно было, и трещина под окном,
Одеялом забитая; в восемь утра в кино,
И как были двое - средь холода и зимы.

...у меня есть мы. У меня остаемся мы.

И как были злые, голодные времена;
Как смеялись, что если однажды придет война,
То мы будем - от голода, а не со зла -
Дезертиры и мародеры; и как была
Ночь с зимы на весну, разговор и еще один,
И еще, и еще, и как потом уходил
В темноту, не смотря назад, ни один из нас.

... но была весна. Ведь была же у нас весна!

И как ты сказал - мол, больше не напишу.
И как я - под обстрелом сплю и варю лапшу.
И как город стынет - обрезаны провода,
И как эхо от "некогда" слышится "никогда",
Как текут часы; как в сны залетает снег...

Но когда ты придешь и будешь стрелять по мне,
Ничего не изменится.
В сущности - ничего.
И сказать - отсюда и далее - нечего.

@темы: Стихи, Творчество

18:39 

Доступ к записи ограничен

Емина Тэно
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:23 

Доступ к записи ограничен

Luchiana
kaze no machi he tsureteitte
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:16 

кнгсмн

Агест
и кажется, она мне врёт
В его снах только стены и насекомые,
Мозг изнутри обит войлоком, как и комната.
Он чувствует себя переломанным, перекованным,
Пересобранным, перемолотым энтомологом.

Нет наиболее редких видов в энциклопедии,
Ведь самые ценные виды - ещё не исследованы.
Он что-то забыл и это почти трагедия,
Что-то невыносимое, тайное, сокровенное,

Лелеемое, бесстыдное, беззаботное,
Яркое, словно бабочка, мимолётное.
В своих снах он мечется, словно животное,
Нет, насекомое, нет, собака, принявшее рвотное,

Просыпается с чувством потери, бессмысленности,
С вопросом, таким же глупым, как шум прибоя:
Интересно, если Эггзи снял все газетные вырезки,
Стало ли видно, как выгорели обои?

@темы: Фандомы

09:42 

lock Доступ к записи ограничен

полупроводник
её ноябрьство Катрина Кейнс | синяя сойка в голубой траве
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:12 

Доступ к записи ограничен

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:29 

lock Доступ к записи ограничен

Эстет Тобиасович
All lives end. All hearts are broken. Caring is not an advantage.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

07:48 

lock Доступ к записи ограничен

Meredith and her Templar
Scars are souvenirs we never lose.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:09 

lock Доступ к записи ограничен

Лис зимой
on writing ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

08:45 

Доступ к записи ограничен

Редфайер
Чем утоляешь жажду? Водой или волной?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:06 

lock Доступ к записи ограничен

Эстет Тобиасович
All lives end. All hearts are broken. Caring is not an advantage.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:08 

lock Доступ к записи ограничен

Bri An
из этого дерьма меня вытащит только наука
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Лиспенард-стрит

главная