Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Любите книги. Пусть это старомодно, но всегда взаимно. (список заголовков)
21:10 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.

О страстях и пороках

Желая прочитать "что-нибудь про Уайльда и Бози" я решил начать с того, что сам Уайльд может сказать про их отношения. И это было больно.
Это было невообразимо больно, горько и печально. Уайльд пишет Бози уже из тюрьмы (куда тот ему не удосужился написать и строчки за два года) и скрупулезно вспоминает каждую нанесенную ему обиду, каждый недостаток Дугласа. К середине книги, Бози начинаешь тихо ненавидеть и тут Уайльд как раз переключается на свое отношение к Б-гу и дает ненадолго всплыть на поверхность этого океана страданий. Может Уайльд в чем-то и преувеличивает и в реальности Бози был не столь мелочен и мерзок, как выходит по книге, но на правах разоренного человека с разрушенной жизнью, Оскар точно имеет право негодовать.
Я не понимаю за что он его любил. Лишь за красоту и молодость? Два года отношений, масса истраченных средств, суд, тюрьма - и Уайльд все равно не может отказаться от "Флер де Лиса"и принуждает себя не ненавидеть его, а продолжать любить. Я как-то... не уверен, что это стоит повторять кому-либо. Может, выжженная пустыня без теней это лучше, чем постоянные унижения из-за глупенького тщеславного бездаря.
Как они умудрились общаться после публикации "Тюремной исповеди", при болезненном самолюбии Дугласа.
(upd. А, так Бози не знал о существовании письма до 1905, это многое объясняет. Какой сюрприз из могилы, для женатого тогда уже "друга").
Как жаль, что невозможно Оскару рассказать, что он не запятнал свое имя позором на века и что нынче не возводят Бози в ранг святых, а все совсем наоборот.


На середине книги в моей голове заиграла эта песня и так и вертится до сих пор. Кто-нибудь еще ждет услышать "дорогой прямо в ад" вместо "дивного сада"?

А в небе голубом горит одна звезда;
Она твоя, о ангел мой, она твоя всегда.
Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят;
Пускай ведет звезда тебя дорогой в дивный сад.



Цитаты

@темы: тумбля, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно., Музыка странного сна (с)

01:14 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Когда одни любимые авторы одобряют произведения других любимых авторов, это множит мировую гармонию.
Рей, сегодня мне снова стало остро жаль, что вы от нас уже улетели.


Рэй Брэдбери о "Смерти в Венеции": Я думаю, тема гомосексуальности в целом все более и более выходит на передний план в мировой литературе, а большинство людей, пишущих на эту тему, плохо с этим справляется, правда? Так вот, все они должны прочитать "Смерть в Венеции", чтобы увидеть, как мастер способен на многих уровнях раскрыть душу этого человека — человека, который умирает, человека, которому красота предстала в образе юного мальчика — и способен сделать это с величайшим тактом, с глубокой грустью, с глубокой сосредоточенностью и воображением.

@темы: бесстыжая пропаганда, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

16:28 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.

Собери их все!
После долгого перерыва, вернулся к Анастейше и Кристиану, чтобы узнать, чем же закончилась эта забавная поебень, которую они зовут отношениями.
Закончилось свадьбой (окай, я даже не против) и, черт побери, Крохотным Комочком. Именно так, с больших букв. Комочек, сука, личность. Внутренней Богини и Подсознания, читающей полное собрание сочинений Диккенса (представьте тут гифку с шокированным Финчем) было недостаточно. Надо же чем-то занимать страницы, ведь личность потенциального злодея раскрыли еще в конце второй части и с тех пор он вовсе не поумнел и не представляет никакой опасности для четы Греев.
У Грея все так же меняется настроение каждые пять минут (он сумел перегнать мою эмоциональную нестабильность, это достижение) и он все такой же тиран-собственник. Поэтому иногда я его отлично понимаю, гхм. К сожалению, у меня нет своей корпорации и я не могу оправдаться наличием тяжелого детства, с матерью-проституткой, тактилофобией и ранним растлением.
Когда воспринимал происходящее как фик про Нойза и Аобу, было очень весело. До появления комочка, который испортил мне всю малину. Кристиану тоже, он аж из дома сбежал, когда услышал про беременность жены. Да, этот парень будет папой года!
БДСМ с беременной вставлять не стоило.
В целом, это бесхитростные и простодушные книги, я даже не знаю за что их ругать, их содержание четко соответствует тексту на обложках.
Это то, что неплохо читать в перерывах между серьезными книгами, потому что не бесит и развлекает. Секса бы поменьше еще. Однообразного унылого секса, неизменно заканчивающегося тем, что Анастейша рассыпается на тысячи осколков.

А теперь пойду высокодуховно страдать с Уайльдом и Бози.

@темы: фотачки, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

01:58 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Только открыл книгу и тут же на меня вылилось ведро чистейшей БОЛИ. Бози, за что ты такой мудак.

Дорогой Бози!
После долгого и бесплодного ожидания я решил написать тебе сам, и ради
тебя, и ради меня: не хочу вспоминать, что за два долгих года, проведенных
в заключении, я не получил от тебя ни одной строчки, до меня не доходили
ни послания, ни вести о тебе, кроме тех, что причиняли мне боль.
Наша злополучная и несчастная дружба кончилась для меня гибелью и
позором, но все же во мне часто пробуждается память о нашей прежней
привязанности, и мне грустно даже подумать, что когда-нибудь ненависть,
горечь и презрение займут в моем сердце место, принадлежавшее некогда
любви; да и сам ты, я думаю, сердцем поймешь, что лучше было бы написать
мне сюда, в мое тюремное одиночество, чем без разрешения публиковать мои
письма или без спросу посвящать мне стихи, хотя мир ничего не узнает о
том, в каких выражениях, полных горя или страсти, раскаяния или
равнодушия, тебе вздумается отвечать мне или взывать ко мне.

(с) О страстях и пороках.

@темы: любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

20:00 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Голос тех, кого нет


Читаю книжные серии с перерывами в месяцы. Ну и что, до Орсона все равно далеко. У него после событий первой книги прошли тысячи и тысячи лет. Пока Эндер прыгал от планеты к планете на сверхзвуковой скорости (о вечная боль фантастики, такие рассинхроны со временем причиняли боль еще после "Москва-Кассиопея"), в поисках нового уютного дома для жукеров, на самих планетах шли годы. Имя Эндера сделалось нарицательным (ругательством), а его книги про войну с жукерами, почти что обернулись новой религией. В "Голосе" Эндеру под тридцать и ничего в нем не напоминает сломленного мальчика из "Игры". Это-то и раздражает. Мальчик, которому с детства доказывали, что он должен быть один, мечтает о семье и детях? Влюбляется (взаимно!) в первую попавшуюся женщину. Потому что чувствует в ней родственную душу? Не уверен. Больше там разговоров о том, что это зов природы - осесть где-то, завести дом и семью. Старые книги, наверное, бессмысленно ругать за пропаганду традиционных ценностей, так что трагически вздыхаю и оставляю эту тему. Эндер уже не торт. Эндер, любящий чужих детишек, решающий семейные конфликты и защищающий инопланетян, какими бы жуткими не были устои их общества, это хрен знает кто и он мне не нравится.
Что нравится, так это идея Голосов, которых вызывают, чтобы беспристрастно обсудить жизнь покойников. Не "только хорошее" рассказать, а правду.
Новые инопланетяне, свинксы... Говоря о них, сложно оставаться толерантными. Жуткие свинксы, похожие на морских свинок, с тремя жизненными циклами. Они начинают с того, что рождаются внутри дерева, едят собственную мать (ewwww), подрастают, выбираются на поверхность, ведут осознанную вторую жизнь, а когда становятся взрослыми, самых достойных из них кроваво расчленяют сородичи и они перерождаются деревьями. Большинство их самок умирают в детстве, успев только родить. Бесплодные самки становятся вожаками. Этого уже хватит, чтобы понять, что Орсон не только гомофоб, но и сексист.
Расу свинксов хочется сжечь напалмом, как только о них речь заходит. Но нельзя. Это было бы против моих же моральных принципов, они просто живут так, как эволюция велела и не жестокие сами по себе. Им нужно время на саморазвитие. Но как же хочется, как они же сквикают Т_Т.
Помимо всего вышеперечисленного, не понравилось объяснение поведения расчлененных свинксами людей. Женатые люди с детьми, мне кажется, какими бы они не были самоотверженными исследователями, не поставят свою жизнь ниже жизни свинкса. Эгоистами-то совсем уж не надо быть. Тем более, для свинксов первая смерть почет и дар. Проблема в том, что после конфликта с Жукерами человечество окуклилось и со свинксами не желало делиться никакой информацией, дабы не переняли чего. В подобных условиях, естественно различия между культурами выявить было нереально, это не наблюдения за другой цивилизацией, а смех один.
Несмотря на все это, Орсон все же талантливая сволочь и у него встречаются интересные мысли. И искусственный интеллект по имени Джейн была хороша. Может, биовары при создании образа СУЗИ отщипнули кусок и от нее.
Идея у книги гуманистическая, проникнуться ею сложно, потому что раньше проникнешься отвращением к свинксам. И не один раз. Но кто сказал, что должно быть легко принять существо, насколько на тебя непохожее.

Цитаты

@темы: любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

00:25 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Великий Рабби учил народ на рыночной площади. Случилось так, что в то утро какой-то муж обнаружил доказательства неверности своей жены, и толпа приволокла ее на рыночную площадь, чтобы побить прелюбодейку камнями. (Все вы знаете одну такую историю, но мой друг, Голос Тех, Кого Нет, рассказал мне ещё о двух Рабби, оказавшихся в той же ситуации. Вот о них я и хочу поведать вам.)
Рабби вышел на вперед и встал рядом с женщиной. Из уважения к нему толпа отступила, и люди замерли в ожидании, все ещё сжимая камни в руках.
-Есть среди вас те, - сказал он им, - кто никогда не пожелал жену другого мужчины, мужа другой женщины?
И люди ответили:
-Всем нам знакомо это желание. Но, Рабби, никто из нас не поддался ему.
И Рабби сказал:
-Тогда Встаньте на колени и благодарите Бога за то, что он дал вам силы. – Он взял женщину за руку и увел её с площади. И прежде чем отпустить, прошептал ей на ухо: - Расскажи лорду правителю, кто спас его фаворитку. Пусть он знает, что я его верный слуга.
Женщина осталась в живых, потому что община её слишком продажна и не может защитить себя.
Другой Рабби, другой город. Как и в первом случае, он останавливает толпу, подходит к женщине.
- Пусть тот из вас, на ком нет греха, первым бросит в неё камень.
Люди ошарашены, они забывают о своем единстве, о своей цели, ибо начинают вспоминать свои собственные прегрешения. «Может быть, - думают они, - придет день, и я окажусь на месте этой женщины, тогда я сам буду нуждаться в прощении и возможности начать всё с начала. Я должен общаться с ней так, как желал бы, чтобы общались со мной».
Они разжали руки, и камни посыпались на землю. И тогда Рабби подобрал один из упавших камней, высоко поднял его над головой женщины и изо всех сил швырнул камень вниз. Удар расколол череп несчастной, её мозги забрызгали мостовую.
Я тоже не без греха, - сказал людям Рабби, - но, если только совершенным людям будет позволено осуществлять правосудие, закон скоро умрет, и наш город погибнет вместе с ним.
Женщина умерла, ибо её община была слишком окостенелой, чтобы выносить отклонения.
Наиболее популярная версия этой истории замечательна тем, что описывает практически уникальный случай. Большая часть сообщества колеблется между разложением и ригос мортис (трупным окоченением) и гибнет, если заходит слишком далеко в ту или иную сторону. Только один Рабби осмелился потребовать от людей совершенного равновесия – соблюдения закона и милосердия к оступившемуся. Естественно, мы убили его.
(с) "Голос тех, кого нет".

@темы: любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

13:08 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.

Душевные смуты воспитанника Терлеса
Нас с этой книгой разделяет чуть больше века и это очень сильно влияет на восприятие. Мне с ней было тяжело и малоприятно. В ней заключен высокопарный стиль, по большей части состоящий из воды сложноподчиненных предложений, и мерзкие герои. Не знаю, какое еще определение к ним можно подобрать. Двое мучают третьего, оказавшегося вором, а сам Терлес не пытается вмешаться, не пытается его защитить или присоединиться к гонениям, а все сидит в своей скорлупе и желает понять, какие ощущения испытывает загнанный в угол Базини и как к этом относится он сам.
Роман о половом созревании, в общем. Когда и тощенький одноклассник сойдет вместо девочки, поскольку девочек в округе нет. И как же все неебически сложно было у ребят того времени, которым никто не мог сказать, что сексуальные эксперименты в их возрасте это нормально и не надо низводить Базини до уровня свиньи и не надо делать вид, что физических контактов вы с ним ищете, чтобы спасти его вечную душу. Сам Базини Музилю не интересен от слова совсем, эдакий болванчик без чувств, слабый, беспомощный, во всем послушный. Что стало с его психикой после избиений, изнасилований и публичного унижения? Что стало с его жизнью? Кто знает! Зато Терлес в будущем станет писателем. Охуеть, я так за него рад. Он даже осудил своих одноклассников, несмотря на то, что сам использовал Базини. Он даже отважно подсунул ему записку "иди и признайся директору", когда дело запахло жареным и угрожать начали ему самому. Мерзкая мелкая букашка.
Давно не было книги, где бы настолько не нравились ВСЕ персонажи.
Но юст прописан прекрасно, да, этого не отнимешь. Тема зарождающейся чувственности раскрыта.

Цитаты

@темы: бесстыжая пропаганда, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

19:17 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Хорошо быть тихоней

Прочитал, посмотрел экранизацию, сделал все, что мог для этой истории. На самом деле, там не хорошо быть. Хоть ты тихоня, хоть активный экстраверт-гомосексуал, хоть девушка-феминистка. Чбоски решил, что нужно собрать все проблемы подростков под одной обложкой
Наркотики
Аборт
Детские травмы
Насилие в семье
Родители, помешанные на религиозности
Визиты к психологу
Вечеринки, где девушек подпаивают и насилуют
Далее

@темы: гифкопад, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно., фильмы

01:02 

Правила пикапа от Кафки

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Всегда так делаю. Номер два, надеюсь, сработает. Если нет, то вся надежда на номер семь.






читать дальше

@темы: ангст на двадцать лет вперед (с), любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

13:52 

Из книги "Хорошо быть тихоней"

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Однажды на желтом листке в зеленую линейку

он написал стих

И озаглавил «Волчок»

потому что так звалась его собака

И это было важней всего

И учитель поставил ему высший балл

и наградой стала золотая звездочка

А мать повесила стих на кухонную дверь

чтобы читать родным


В тот год пастор Трейси

повез ребят в зоопарк

И в автобусе позволил им петь

А сестра появилась на свет

с крошечными ноготками и без волос.

И мать с отцом без устали целовались

И девочка что жила за углом прислала ему

валентинку подписанную буквами «икс»

Пришлось спросить у отца

какой в этом смысл

А перед сном отец заходил поправить ему одеяло

не пропустив ни единого раза


читать дальше

@темы: ангст на двадцать лет вперед (с), любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

00:15 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.

Моав - умывальная чаша моя

Вот это сразу в любимые книги, с сегодня и навсегда. Дело даже в том, что это история про закрытую школу (а школы полные юных неудовлетворенных мальчиков - один из моих главных кинков). Стивен Фрай потрясающе пишет. Живо, бесстрашно, не стыдясь своих пороков и не пытаясь оправдать воровство, ложь и прочие милые подростковые недостатки. Теперь понятно, что роль в Уайльде это и правда создана как будто специально для него. У него был свой Бози. Он бы и Ашенбаха смог понять. Ведь тоже влюбился в Красоту. Не в личность Мэтью, которого совершенно не знал, когда увидел в первый раз, а в идеализированный образ. Это страшно, как людям вредит первая любовь. И представить невозможно, что во многом из-за черт знает какого парниши, впоследствии ставшего обыкновенным заурядным семьянином, мир мог остаться без Стивена Фрая, смешавшего себе коктейль из всевозможных пилюль и приготовившегося распрощаться с жестоким миром.
Мэтью хочется как следует врезать за то, что так и полюбил Фрая, недодал ему любви и за то, что единственный раз они были близки почти случайно и для Мэтью это наверняка ничего не значило.
Странно думать и о том, что великий Стивен Фрай в детстве обчищал чужие кошельки.
Я поддерживаю его в неприспособленности к спорту и во многом другом. Его пространные рассуждения, вклинивающиеся посреди воспоминаний, не выглядят чужеродными элементами.
Переводчику огромное спасибо за "Хью Лаури". Лаури, блять.


Все было слишком ужасно, природа была слишком ужасна. Природа воняла, хлюпала и выблевывала слизь, червей и разорванные кишки.

Думаю, я впервые ощутил тогда потребность не быть. Не умереть и уж тем более не покончить с собой – просто не быть. Этот мерзкий, враждебный, уродливый мир для меня не годился – как и я для него. Мир был чужд мне, а я ему.

Много

@темы: любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

20:20 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
24.07.2014 в 16:42
Пишет ЭмДжей:

СМОТРИТЕ ЧТО ДАЮТ
трейлер главного фильма 2015 года, считаю, надо пойти всем фандомом на премьеру :lol:

50 оттенков трейлера

URL записи
Мистер Грей, откуда у вас такие кудряшки xD
Почему у Анастейши огромные круги под глазами, как будто последний раз она спала никогда.
Почему вы оба такие стремные, это же мировой бестселлер xD
Но я знаю чем займу следующее 14 февраля!
Надо таки прочитать третью книгу, пока еще смутно помню, что было во второй.

@темы: фильмы, перепосты перепостов, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно., видяшки

00:01 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Никaких воспоминaний о рaнних "сексуaльных игрaх" (кaк нaзывaют их люди нaподобие Кинзи и Хaйт) с предстaвительницaми противоположного полa у меня не сохрaнилось. Кaк-то однa девочкa покaзaлa мне свои трусики, и, помнится, я счел их упругость и рaсцветку непривлекaтельными. Дa и желaния узнaть или увидеть нечто сверх этого я тоже не припоминaю. Университетский друг мой нa вопрос о том, кaк он осознaл себя геем, ответил, что явственно помнит миг своего рождения - он тогдa оглянулся нaзaд и скaзaл себе: "Ну-ну! Больше я в тaкие местa ни ногой…" С тех пор я без зaзрения совести использую эту фрaзочку кaк собственное мое описaние моментa, В Который Я Понял.
(c) Стивен Фрай, "Моав - умывальная чаша моя"

@темы: бесстыжая пропаганда, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

11:27 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
19.07.2014 в 10:00
Пишет malefic:

19.07.2014 в 07:17
Пишет MandoDiao:

18.07.2014 в 21:52
Пишет Taho:

Пронзительные рассказы из шести слов
Однажды Эрнест Хемингуэй поспорил, что сможет написать самый короткий рассказ, способный растрогать любого. Он выиграл спор: «Продаются детские ботиночки. Неношеные» («For sale: baby shoes, never worn»). С тех пор его опыт не дает покоя писателям и простым смертным: многие пытаются заключить целую историю, способную тронуть, удивить и ошарашить читателя, в 6 слов — как в оригинале писателя. AdMe.ru представляет несколько удачных примеров, созданных обычными пользователями соцсетей в специальном блоге. Заранее предупреждаем — в русской адаптации в рассказах может быть чуть меньше или чуть больше слов.


  • Незнакомцы. Друзья. Лучшие друзья. Любовники. Незнакомцы.
  • «Вы ошиблись номером», — ответил знакомый голос.
  • Пассажиры, сейчас с вами говорит не капитан.
  • Я встретил родственную душу. А она — нет.
  • Сегодня я снова представился своей матери.
  • Путешественник еще подавал сигналы. Земля — нет.
  • Я принес домой розы. Ключи не подошли.
  • Моя мама научила меня бриться.
  • Я спрыгнул. А затем передумал.
  • Мое отражение только что мне подмигнуло.
  • Извини, солдат, мы продаем ботинки парами.
  • Он кормит из бутылочки убийцу своей жены.
  • Воображал себя взрослым. Стал взрослым. Потерял воображение.
  • Хирург спасает пациента. Пациент благодарит бога.



читать дальше

URL записи

URL записи

URL записи

@темы: любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно., перепосты перепостов

23:13 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
00:05 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.

Живые зомби

Если вас не расчленяли, не давили и не оставляли разлагаться до разжижения в куриный бульон, вы, наверное, не поймете.

Обязательна к прочтению для всех любителей сериала "Во плоти". На 99 процентов уверен, что у нашего дорогого сериала про зомби-геев ноги растут именно отсюда.
Итак, тоже имеется общество, включающее в себя восставших мертвецов. Никто не знает почему одни люди оживают, а другие нет, но они оживают еще со времен Первой Мировой, а во время Второй Мировой дивизии из мертвых солдат высаживались в Нормандии. Несмотря на то, что зомби существуют в мире столько времени, живое общество относится к ним суперхуево. Прав ноль, работать нельзя, ходить в театры, кинотеатры, пабы и другие места скопления живых тоже нельзя. Бездомных зомби содержат в приютах для домашних животных, если их не забирают родственники в течение недели, то зомби сдают на опыты в институты, проводят на них различные тесты или отправляют в зоопарки, где они медленно разлагаются. На улицах в зомби швыряют остатками еды и всячески оскорбляют. По ночам им выходить на улицу запрещено, действует комендантский час. На кладбищах на них часто нападают идиоты-подростки, в некоторых кампусах колледжей есть обычай - хочешь вступить в элитное братство, принеси какую-нибудь часть мертвеца.
Главного героя зовут Энди, он погиб в автокатастрофе. Вместе с ним была жена, но она не воскресла, а дочь у него забрали родственники жены и Энди, конечно же, нельзя с ней видеться. Он живет в погребе у родителей, смотрит телевизор и бухает вино. Отец его презирает, мать не притрагивается к нему без перчаток. Он ходит на бессмысленные сеансы к психотерапевту и на не менее бессмысленные встречи типа АА. Его вторая жизнь ужасна и беспросветна до тех пор, пока он и его приятели из Анонимной Нежити не встречают зомби-отшельника, готового поделиться с ними очень вкусной олениной... которая, как несложно догадаться, вовсе не оленина.
Меня, признаюсь, эта книга местами сквикала и за едой ее читать не советую. Это не куртуазный Ганнибал и его красивые блюда. Не каждый день доводится читать, как зомби съел своих родителей и позвал на этот романтический ужин мертвую подружку. На обложке написано, что это комедия - вранье. Когда юмор настолько черный, он перестает быть юмором. Это остросоциальная сатира с килотонной сарказма.
Все возвращается к одному и тому же. Насилие порождает насилие, если кого-то долгое время притеснять по всем фронтам, ему совсем не стыдно потом будет закусить тобой. И даже твоими случайными знакомыми, которые ни в чем не виноваты.
По тексту тут и там разбросаны "наверное, вы не поймете". И если кто-то видит в книге только комедию про то, что хаха, у зомби тоже есть чувства, то он дебил не наверное, а уж точно не поймет.

Пока я пялюсь в мутное стекло на свое отражение – в черном костюме и галстуке я будто на съемках фильма Джорджа Ромеро, – из лавки выходит девочка лет шести. Увидев меня, она роняет мороженое и с криком удирает.
Бывали в моей жизни моменты и получше.
Впрочем, это уже не жизнь. Хотя и не смерть. И даже не что-то среднее. Больше похоже на неудачное продолжение когда-то успешного ситкома, с которым руководство канала никак не решится покончить.


Дома родители устроили меня в винном погребе на матраце. Много не говорили. Мама плакала, прикрывая нос полотенцем – чтобы не вырвало от запаха, – а отец все спрашивал, почему я не мог остаться покойником, как нормальный сын.

читать дальше

@темы: бесстыжая пропаганда, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

22:17 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
С днем рождения, печальный еврейский мальчик.


@темы: любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

12:13 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.

Страна радости

Когда Кинг пишет что-то с таким названием, сразу ясно, что это сарказм.
Его последние книги продолжают сохранять тенденции печали и ностальгии.
Маленькая грустная история о парке аттракционов, убитой девушке, умирающем мальчике и молодом парне, которому только что разбили сердце. В основном, она именно об этом. О первой любви, которая чаще всего бывает глупой, безответной и невероятно сильной, чем и запоминается на всю оставшуюся жизнь.
Очень хорошо и гармонично. Кинг не юлит и не делает вид, что несчастная любовь это нечто возвышенное или прекрасное. Нет, именно что, со стороны выглядит жалобно, а изнутри ощущения крайне неприятные и с частыми приступами темных желаний, вроде желания придушить того, кто тебя отверг.

Та осень так и осталась самой прекрасной в моей жизни. Я могу это повторить и сорок лет спустя. И никогда больше я не чувствовал себя таким несчастным. Это я тоже могу повторить. Люди думают, что первая любовь – сплошная романтика и нет ничего романтичнее первого разрыва. Сотни песен сложили о том, как какому-то дураку разбили сердце. Вот только в первый раз сердце разбивается больнее всего, и заживает медленнее, и шрам остается самый заметный. И что в этом романтичного?
*
Когда тебе двадцать один, жизнь – дорожная карта. Где-то в двадцать пять у тебя зарождаются подозрения, что ты держишь ее вверх ногами, но полностью ты убеждаешься в этом только в сорок. А уж к шестидесяти, можете мне поверить, ты окончательно теряешь представление о том, где что находится.
*
Когда дело касается прошлого, каждый из нас писатель.
*
Можно спорить о том, от какой строчки в поп-музыке сильнее всего бросает в дрожь, но для меня это ранние «Битлз», точнее, Джон Леннон, поющий «я предпочту увидеть тебя мертвой, детка, чем с другим мужчиной». Я мог бы сказать, что никогда не испытывал подобного по отношению к Уэнди после нашего разрыва, но это была бы ложь. Постоянно я об этом не думал, но случалось ли мне после нашего разрыва желать ей зла? Да. Иной раз долгими бессонными ночами я думал, что она заслуживала, чтобы с ней случилось что-то плохое, действительно плохое, за то, как она обошлась со мной. Такие мысли пугали меня, но иногда я так думал.
*
Обошлось даже без последнего телефонного звонка, со слезами и обвинениями. Я не стал звонить, следуя совету Тома Кеннеди (мы до него еще доберемся), и, возможно, поступил правильно. Не исключено, что Уэнди ждала моего звонка, даже хотела, чтобы я позвонил. Если так, я ее разочаровал.

Надеюсь, что разочаровал. Столько лет спустя, когда мои нервные лихорадки и бред остались в далеком прошлом, я по-прежнему надеюсь, что разочаровал.

Любовь оставляет шрамы.

*
Меня переполняла грусть. Боль. И еще многое другое, но я не хотел, чтобы они это видели. Отчасти потому, что меня так воспитали: показывать другим людям свои чувства – верх неприличия. Но по большей части потому, что меня напугала глубина и сила собственной ревности. Я не хотел, чтобы они даже гадали о том, кто этот живой червь (Господи, да он из самого Дартмута и принадлежит, наверное, к лучшему студенческому братству, а на выпускной родители подарили ему «мустанг»). Но и ревность, пожалуй, была не самым худшим. Самым худшим стало ужасающее осознание – закравшееся в мою душу в тот вечер, – что меня решительно и окончательно отвергли в первый раз в моей жизни. Она вычеркнула меня из своей жизни, а я представить себе не мог, как вычеркнуть ее из моей.
*
Отпускать всегда нелегко. Даже когда держишь что-то шипастое. А может, именно тогда — особенно трудно.

@темы: ангст на двадцать лет вперед (с), любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

12:22 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.

Идеальный Официант

Вот, опять. Если про геев, то непременно страдательная история. Но это хотя бы написано нормальным языком и без извращений. После Сары и, простигосподи, Рецидива, мои требования к романам про геев сильно упали (все после них упало, что могло).
Швейцария, довоенное время. Тихий незаметный парень Эрнест работает в отеле, звезд с неба не хватает, в сомнительные истории с участием представителей мужского пола, не попадает. Вскоре в отель прибывает новая порция работников и среди них обнаруживается молодой немецкий Якоб.
Угадайте что случилось потом.
Если бы Якоб не оказался очередным пирожком (сколько же их на планете, ааа), то это была бы мирная и милая история про двух молодых влюбленных, прячущихся от мира в своей маленькой комнатке.
Но Якоб оказался и еще до того, как Гитлер развязал Вторую Мировую, он сбежал из отеля вместе с женатым писателем, которому сперва делал минеты за деньги, а затем настолько вскружил голову, что уговорил взять в секретари. Это уже достаточно мелодраматично, однако, впоследствии выяснилось, что Якоб также успел соблазнить юного сына писателя (парень настоящий секс-гигант, его хватало на троих одновременно).
Главным героем считается Эрнест, но он настолько никакой, что это все равно, что читать дневник среднестатического менеджера из Икеи. Вместо того, чтобы как-то поменять свою жизнь после неудачи с Якобом, он оплакивал первую любовь сорок лет и продолжит до самой смерти, похоже. Работая все в том же отеле, на той же должности. Готов поспорить, что у Якоба жизнь прошла куда интереснее.
Не разделяю желание автора оправдать измены Якоба. Он ему очень заметно сочувствует и Эрнест, думая о прошлом, сожалеет, что не простил этого пирожка сразу после того, как застал его в их общей комнате. на коленях. делающим минет писателю (?!). Насколько тряпочкой нужно быть, чтобы в этой ситуации считать себя виноватым?
В начале книги плохой перевод ("Но подолгу они не задерживались и быстро проходили"), к счастью, потом это выправляется.
Местами трогательно, местами очень удачно подобраны слова и срабатывает эмпатия. Но мелодраматичности я бы убавил, а Эрнесту додал воли к жизни. Это очень печально, когда человек сам себя хоронит в воспоминаниях, без попыток выбраться на поверхность. Он бы мог найти себе кого-то лучше Якоба. За столько-то времени!

Лишь когда все четверо высадились на берег, Якоб протянул Эрнесту руку и представился. «Якоб Майер», — скромно сказал он, и рукопожатие, последовавшее за этим формальным приветствием, казалось, говорило: вот и я, только ради тебя одного я сюда и приехал. Маленький уютный мирок, в котором Эрнест так беззаботно расположился, канул в небытие, когда на него легла тень Якоба Майера. В этот миг Эрнест навсегда — именно навсегда, это он знал точно! — вышел за пределы своего старого мира, без сопротивления и без сожаления. Он вступил в новый, неведомый мир: в то неведомое, о котором он, сам того не зная, страстно мечтал. Попав в тончайшие сети Якоба, он чувствовал себя в них надежнее, чем в том безбрежно широком море, в котором он до сих пор бездумно и бесцельно плыл. Нашлась вдруг рука, которая единым пожатием мгновенно все изменила, прохладной твердостью тонких, длинных пальцев, обхвативших пальцы Эрнеста.

Ничто не предвещало этого поцелуя, кроме одного: вероятно, от Якоба не укрылось, как сильно уже не одну неделю Эрнест жаждал этого прикосновения. Но сочувственное отношение к страданиям влюбленного мужчины, тем более мужчины, влюбленного в другого мужчину, — это еще не повод, чтобы так целоваться, тем более когда это происходит не в их уединенной каморке, а на улице, среди бела дня, там, где это действительно опасно, так как рядом всегда может оказаться нежелательный соглядатай.
Якоб поцеловал Эрнеста не как брата, не так, как целуют отца или мать. Он поцеловал его, как целует любовник, открыто и смело и немного неумело, поскольку раньше ему, вероятно, неоткуда было набраться большого опыта. Целуя Эрнеста, он делал нечто запретное, он знал это и тем не менее сделал. Сделал там, где их могли застать врасплох, потому что возле озера в любой момент могли появиться гости отеля, стояла чудная погода, как раз такая, когда хорошо бывает после ванны, с детьми или без, рука об руку или на пристойном друг от друга расстоянии, пройтись к озеру пешком и на фуникулере вернуться обратно. Они рисковали, их могли увидеть, кусты и деревья недостаточно защищали от нежелательных глаз. Якоб подвергал опасности и себя, и Эрнеста, но он пренебрег соображениями здравого смысла.
Якоб ни на миг не дрогнул перед собственной смелостью. Очевидно, потребность поцеловать друга была сильнее, чем страх получить отказ. В то время как Эрнест, вопреки своей потребности в этом прикосновении или как раз вследствие нее, не осмелился бы дотронуться до Якоба даже мимоходом, Якоб, неопытный юноша из Германии, сделал это с такой беззаботностью, на которую Эрнест никогда бы не решился. За это он всегда будет ему благодарен. Якоб не боялся получить отказ, потому что знал, что не получит его; итак, он сделал первый шаг, и, куда бы тот в конце концов ни привел, сейчас он вел прямо в рай.

*
Зима в Париже, состоявшая из непрекращающихся разочарований, отупляющей работы и одного мимолетного приключения, стерлась из памяти полностью в тот момент, когда он пожал и отпустил руку Якоба. Тут оставалась прежняя теплота, как будто они и не расставались. Но когда он заглянул Якобу в глаза, его охватило чувство убийственной безнадежности. В зеленых глазах Якоба читалось знакомство с какими-то новыми впечатлениями, которыми Якоб не собирался делиться.
Но вместе с тем он стал еще привлекательнее: молодой человек с крепким рукопожатием взрослого мужчины, который вежливо и свысока улыбался Эрнесту. Хотя Эрнест ничего не знал и это неведение сжимало ему горло, но в тот момент в его душу закралось предчувствие, что этот непривычный, обновленный Якоб его бросит — возможно, даже ради какой-нибудь женщины, — пускай не сегодня, не завтра, но это непременно произойдет. Эрнест почувствовал себя маленьким и ничтожным, перед этим высоким молодым красавцем он был никто; угнаться за ним и удержать его ему никогда не удастся; какой бы заботой и любовью он его ни окружил, Якоб все равно окажется на шаг впереди. Эрнест вечно будет его догонять.
Если бы он тогда сразу повернулся спиной и ушел, жизнь его сложилась бы совершенно иначе. Сам того не подозревая, он выбрал вместо кратких мучений долгие.

*
После того происшествия мы встречались только у меня в номере. О вас он заговорил только тогда, когда сообразил, что вас можно использовать в качестве оружия против меня. Оружие называлось молодость, а мишенью был мой возраст. Не промахнешься! В какой-то момент он начал использовать вас, чтобы уязвить меня, — сначала вас, потом разного рода молодых людей, которых он приводил с улицы, — поэтому я, возможно, знаю вас лучше, чем вы думали. Дело было давно, но я кое-что помню, некоторые детали врезались в память. Якоб пользовался своими воспоминаниями, чтобы помучить меня, и самыми подходящими, чтобы ранить побольнее, были воспоминания о вас, о его первой любви, о человеке, который в его глазах имел передо мной все преимущества — молодость, силу, беззаботность. Эта пуля всегда попадала в яблочко, а ведь была еще и другая, смертельная, но об этом я узнал лишь позже.

@темы: бесстыжая пропаганда, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

23:02 

во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Творчество — это сладкая, чудесная награда, но за что? Этой ночью мне стало ясно… что эта награда за служение дьяволу. Это нисхождения к темным силам, это высвобождение связанных в своем естественном состоянии духов, это сомнительные объятия и все остальное, что опускается, оседает вниз, и чего не видишь наверху, когда при солнечном свете пишешь свои истории. Может быть, существует и иное творчество, я знаю только это; ночью, когда страх не дает мне спать, я знаю только это. И дьявольское в нем я вижу очень ясно. Это тщеславие и сладострастие, которые непрерывно роятся вокруг своего собственного или чужого образа и услаждаются им — движения множатся, это уже целая солнечная система тщеславия - кружат и наслаждаются этим. Чего порой желает наивный человек: «Хотел бы я умереть и посмотреть, как меня будут оплакивать», то постоянно осуществляет такой писатель, он умирает (или не живет) и постоянно себя оплакивает. Отсюда ужасающий страх смерти, который не должен проявляться как страх смерти, а может принимать вид страха перед переменами, страха перед Георгенталем. Причины для страха смерти можно разделить на две основные группы. Во-первых, он страшно боится умереть, потому что он еще не жил. Под этим я не имею в виду, что для жизни нужны жена и ребенок, надел и скот. Для жизни нужно лишь отказаться от самоуслаждения; надо войти в дом, вместо того чтобы восхищаться им и украшать венками. В ответ можно возразить, что это судьба и ни от кого не зависит. Но почему тогда потом испытываешь раскаяние, почему раскаяние не прекращается? Чтобы сделать себя притягательнее? И это тоже. Но почему в такие ночи всегда остается за рамками ключевое слово: я мог бы жить, а не живу. Вторая главная причина — возможно, это та же самая, сейчас они у меня не хотят разделяться — это мысль: «То, что казалось мне игрой, оказалось действительностью. Творчеством я не откупился. Всю жизнь я умирал, а теперь умру на самом деле. Моя жизнь была слаще, чем у других, тем страшнее будет моя смерть. Писатель во мне, конечно, умрет сразу, ведь у такой персоны нет никакой почвы, нет никакого состояния, пусть хотя бы состоящего из праха; есть лишь небольшой шанс в безумнейшей земной жизни, есть лишь конструкция жажды наслаждений. Это и есть писатель. Но сам я не могу жить дальше, потому что я ведь и не жил, я остался глиной, я не превратил искру в пламя, а использовал ее лишь для иллюминации собственного трупа». Это будет особенное погребение, писатель, то есть нечто несуществующее, предает старый труп, давно уже труп, могиле. Я в достаточной степени писатель, чтобы в полном самозабвении — не бодрствование есть первое условие писательского творчества, а самозабвение — наслаждаться всеми чувствами или, что то же самое, желать рассказать о них, но этого уже не будет. Однако почему я говорю лишь о реальном умирании? В жизни ведь то же самое.
(с)"Письма к Максу Броду".

@темы: любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно., ангст на двадцать лет вперед (с)

Агрессивное поддержание мира

главная