Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:51 

мистер Уайт
во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
Краткое содержание: все горит и все в аду.
Предпоследняя часть The Long Winded Blues of The Never в переводе от нас со стотыщ.
Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвертая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть

(эту часть автор еще до окончания пятого сезона писала, поэтому и строит тут предположения касательно финала)

Мы увидим огромное количество кадров, где Уолт и Майк будут стоять по разные стороны экрана, а Джесси — между ними на заднем плане. На этих кадрах Джесси кажется совсем маленьким, ребенком, чьи родители развелись, но продолжают ссориться в его присутствии (и, в общем-то, так оно и есть). Но помимо этого, Джесси также выступает в роли посредника, парламентера. А иногда он больше всего напоминает канат, который перетягивают Уолт с Майком; напряженный и натянутый, застрявший между враждующими «отцами».

Live Free or Die

«Иисусе… да что с вами не так, парни?»

Пятый сезон начинается с небольшого эпизода из будущего Уолта, где, что весьма тревожит, нет и намека на присутствие Джесси. Или есть? Уолт, в конце концов, зашел в хорошо известную нам закусочную. В сериале она мелькала дважды. Именно сюда Уолт и Джесси планировали отправиться позавтракать по окончании вынужденных выходных в пустыне, где они варили мет, а позже они заглядывали сюда после того, как растворили в кислоте тело Виктора. Так что я предпочитаю считать эту закусочную особым местом для Уолта и Джесси, несмотря на то, что бекон в честь дня рождения и фальшивая фамилия Уолта «Ламберт» служат напоминаниями о Скайлер, а не о Джесси. Раз уж Уолт вернулся в Альбукерке «по делам» вместе с пулеметом, я предпочитаю думать, что приехал он сюда ради напарника. Если вспомнить, как Уолт взорвал офис Туко в «Crazy Handful of Nothing» и задавил машиной двух дилеров в «Half Measures», то можно смело утверждать, что Уолт чаще всего сеет хаос и разрушения тогда, когда пытается защитить Джесси. Продавец оружия безмятежно желает Уолту удачи, и это наводит на мысль, что пулемет нужен Уолту для какой-то спасательной операции. Конечно, Уолт мог вернуться, чтобы спасти кого-то из родных, но и Уайты, и Шредеры прежде всегда могли рассчитывать на защиту ОБН. А Джесси по-прежнему одинокий и отверженный преступник, которому весь прошедший год совершенно не на кого было положиться, кроме мистера Уайта.
Возвращаемся обратно в настоящее. Уолт и Джесси гонят на машине в сторону Мексики, чтобы перехватить Майка, который, разумеется, вне себя из-за того, что Уолт убил Гуса, тем самым полностью разрушив хорошо налаженное предприятие, которое у них было. Когда Майк направляет пистолет на Уолта, Джесси тут же перепрыгивает через капот машины, чтобы успеть прикрыть его своим телом, и твердит, что если Майк собирается застрелить Уолта, то ему придется застрелить и его тоже. Майк опускает оружие, с сожалением произнося: «Ох, Джесси»… Было время, когда Майк пытался убедить Уолта позволить ему убить Джесси, который тогда казался ему слабым звеном, а в последнее время он тратил много сил на то, чтобы уговорить Джесси разрешить им избавиться от действительно ставшего помехой Уолта. Но эти двое, к вящему недоумению Майка, все еще решительно отказываются расставаться друг с другом. Похоже, Джесси обладает талантом располагать к себе пожилых раздражительных мужчин, потому что именно из-за симпатии к нему Майк даёт слабину и отказывается от идеи попросту убить Уолта и покинуть город (кроме этого, он ещё и не хочет бросать свою внучку Кейли). Мы наблюдаем за зарождением нового (тройного) партнерского союза, где Джесси выступает в качестве клея, удерживающего всех вместе. Когда они втроем едут обратно, Майк и Уолт сидят впереди, а Джесси прямо между ними, на заднем сидении. В пятом сезоне мы увидим огромное количество кадров, где Уолт и Майк будут стоять по разные стороны экрана, а Джесси — между ними на заднем плане. На этих кадрах Джесси кажется совсем маленьким, ребенком, чьи родители развелись, но продолжают ссориться в его присутствии (и, в общем-то, так оно и есть). Но помимо этого, Джесси также выступает в роли посредника, парламентера. А иногда он больше всего напоминает канат, который перетягивают Уолт с Майком; напряженный и натянутый, застрявший между враждующими «отцами».
Вероятно, из-за того, что ему удалось объединить своих суррогатных отцов, Джесси снова начинает больше походить на маленького ребенка, хотя в четвертом сезоне вел себя как взрослый, зрелый человек. Джесси в буквальном смысле скачет от радости с криком «Да, сука, магниты!», когда эксперимент с ноутбуком, устроенный благодаря его идее, заканчивается успехом. Уолт и Джесси всегда были единодушны в одном: они обожают разрабатывать сложные преступные планы, призывая на помощь науку. Майк советует Джесси не глупить, а хватать деньги и бежать из города, пока еще не поздно. И хотя Майк куда больше заботится о Джесси, чем Уолт, и действительно желает ему всего самого лучшего, он не понимает, что Джесси просто не способен стать одиноким волком вроде него; особенно теперь, учитывая, сколько душевных травм он успел получить и с каким огромным чувством вины вынужден жить. Джесси необходимо принадлежать чему-то, а вернее, кому-то. Очередное безумное приключение с мистером Уайтом — это его единственный шанс снова почувствовать себя нормально.
Отправляясь воплощать в жизнь их магнитный план, Уолт и Джесси как обычно надевают маски, но теперь уже другие, без глупых помпонов; это меня печалит, хотя удивляться тут нечему. Уолт и Джесси теперь настоящие профессионалы своего дела. Джесси, правда, не сразу удается нормально припарковать их намагниченный фургон рядом с хранилищем улик, но Уолт не кричит на него из-за этого и не обзывает идиотом. Он успокаивает Джесси, даже когда сам ставит успех всего предприятия под угрозу и доводит дело до того, что их фургончик заваливается на бок. Уолт уверен, что сама Вселенная благоволит ему, а значит, его план просто не может не сработать. «Потому что я так сказал», — говорит он, и Джесси впервые бросает в его сторону испуганно-настороженный взгляд. В этом сезоне он очень часто будет смотреть на Хайзенберга именно так.

Madrigal

«Не понимаю, что со мной творится, мистер Уайт».

К концу четвертого сезона Джесси постепенно становился смышлёным, уверенным в себе и независимым. Когда он понял, что его сигарета с рицином пропала, то упорно настаивал, что не мог по глупости сам ее потерять. Ее точно кто-то выкрал! И это наверняка мистер Уайт! Но нет, мистер Уайт не стал бы. Значит, Гус! Вот только… нет, выясняется, что рицином Брока никто не травил. Тогда куда же этот рицин делся? Джесси ночами не спит, думая об этом, он очень боится, что его потерянной сигаретой случайно отравится какой-то ни в чем не повинный человек (может, даже ребенок). Уолт пытается успокоить Джесси, предлагает еще раз тщательно обыскать вместе его дом. Сперва Уолт только больше накручивает Джесси — например, они проверяют, не «уронил» ли Джесси сигарету в одну из диванных подушек. По степени безумной истерической зацикленности на чём-то это находится на одном уровне с охотой на муху в третьем сезоне. И только спустя несколько часов Уолт советует Джесси заглянуть в робота-пылесоса, куда и спрятал сигарету с фальшивым рицином. Я не думаю, что в этой манипуляции было что-то садистское. Уолт хотел, чтобы Джесси перестал переживать из-за рицина, но нужно было подстроить все таким образом, чтобы он не начал снова подозревать Уолта в обмане. Доводить Джесси до слез Уолт совсем не собирался. Но когда Джесси разрыдался и начал извиняться перед Уолтом за то, что чуть не застрелил его, это внезапно проявление чувств не только убедило его, что план сработал, но и здорово польстило его самолюбию.
То, что Уолт проделывает с Джесси в этом эпизоде, является отличным примером газлайтинга — формы психологического насилия, главная задача которого — заставить жертву утратить чувство восприятия реальности, засомневаться в правильности собственных суждений и решений. Газлайтинг чаще всего является разновидностью домашнего насилия, и Уолт параллельно пытается провернуть тот же фокус со Скайлер, навязывая ей свое видение мира, где Уолт — благородный защитник их семьи, а сама Скайлер — глупенькая неверная жена, которую Уолт великодушно готов «простить». Но Скайлер более эмоционально стабильна и уверена в себе, чем Джесси. Она боится Уолта, но прекрасно видит, во что он превращается, и поэтому упорно сопротивляется, не позволяя промывать себе мозги. У Джесси самооценка намного более хрупкая, и от него Уолт получает тот эмоциональный отклик, которого не может добиться от Скайлер. Джесси снова сломлен, он признает, что вел себя неправильно и глупо. Джесси плачет, раскаиваясь в содеянном, а Уолт массирует ему плечи, успокаивая Джесси так, как хотел бы успокоить Скайлер, если бы она не оставалась холодна и безучастна к его прикосновениям. Пока Джесси продолжает всхлипывать, Уолт успевает напомнить ему, как они замечательно помогали друг другу все это время; подчеркивает, что они до сих пор живы только потому, что слаженно работали вдвоем и защищали друг друга. И поэтому двигаться дальше им нужно продолжать тоже вместе. «Двигаться куда?» — с опаской спрашивает Джесси. Похоже, Джесси надеялся навсегда расстаться с метамфетаминовым бизнесом, но не может же он отказать Уолту, особенно сейчас, когда всецело поглощен чувством вины. Кроме того, выжить в одиночку Джесси явно не сможет, он даже не может больше доверять собственному рассудку. Так что лучше просто делать то, что велит мистер Уайт. Это же мистер Уайт в их тандеме всегда считался умным, так?
Думаю, Джесси купился на манипуляцию Уолта не только потому, что тот убедил его, что он глупый неудачник, но и потому, что тоже проникся романтической ностальгией по их долгому партнерскому союзу. Конечно же, Джесси предлагает купить новый фургончик, когда они начинают обсуждать дальнейший план действий. Джесси смутно надеется, что они, как в старые добрые времена, снова будут свободными и неуловимыми, катаясь повсюду в еще одной передвижной метамфетаминовой лаборатории. Когда Джесси говорит Уолту, что на черном рынке больше невозможно найти метиламин, Уолт предлагает ему просто «верить», как будто Вселенная обязательно выполнит требования Хайзенберга, если Джесси будет вести себя хорошо. В прежние времена Джесси накричал бы на Уолта и сказал бы, что он требует невозможного, а Сол только посмеялся бы над ними обоими, но сейчас создается впечатление, что Джесси и Сол ходят вокруг Уолта на цыпочках и опасаются перечить ему даже в мелочах.

Hazard Pay

«Будешь звать их "Да, сэр" и "Нет, сэр"».

В начале «Hazard Pay» Уолт и Джесси некоторое время действуют как настоящие партнеры, так, будто они равны. Джесси, как и Уолту, тоже есть что сказать, пока они выбирают место под свою новую лабораторию. Уолт не принижает и не отрицает вклад Джесси в общее дело, а Джесси спокойно и по-взрослому высказывает свое мнение, больше не ожидая одобрения мистера Уайта. В этой серии они почти все время стоят или сидят плечом к плечу, их движения синхронны. Но лучше всего их нынешнее единство демонстрирует сцена варки мета. Это первый раз со времен «Four Days Out», когда Уолт и Джесси варят мет на своих условиях. Они много месяцев пробыли угнетенными слугами в организации Гуса, готовя мет в подземной лаборатории под присмотром его вооруженных приспешников. Теперь они сами выбились в боссы, у них самих появились подчиненные, которые обращаются к ним не иначе как «сэр», и вообще всё в таком духе. Уолт и Джесси теперь могут готовить сильнодействующие наркотики, вызывающие быстрое привыкание, в доме у каких-нибудь ни в чем не повинных людей… и да, это ужасно. Но сцена под песню «On a Clear Day» выглядит так эстетично и возвышенно — даже романтично. Вот два мастера своего дела работают вместе в идеальной гармонии. Сложно за них чуть-чуть не порадоваться.
Несмотря на это, для Джесси счастье, как правило, никогда не длится долго. В этой серии есть момент, когда Джесси с гордостью представляет Андреа и Брока своему «другу» мистеру Уайту. Джесси никогда не знакомил своих девушек с родителями, но явно считает Уолта хорошей заменой. Мне кажется, Джесси не так безумно любит Андреа, как любил когда-то Джейн, но Андреа и Брок дают Джесси возможность получить «готовую» семью, которую Джесси сможет обеспечивать, которая даст ему ощущение стабильности, а может, и станет для него своеобразным искуплением грехов. Будь Уолт хорошей отцовской фигурой, он бы посоветовал Джесси бросить преступный бизнес, взять деньги и уехать в другой город, чтобы начать там новую жизнь вместе с этой молодой мамочкой и ее сыном. Но Уолт не собирается отпускать Джесси и не желает снова встречаться с ребенком, которого отравил. Так что Уолт использует свое псевдо-отцовское влияние для того, чтобы поделиться с Джесси кое-какой житейской мудростью, вроде как почерпнутой из его собственного разрушенного брака. Если Джесси не расскажет Андреа всю правду, то между ними так и останутся барьеры, но если Джесси во всём признается, то она, скорее всего, придет в ужас и тут же бросит его. Ни один из перечисленных вариантов заманчиво не выглядит, но Уолт утверждает, что Джесси наверняка сможет сделать правильный выбор. Очевидно, что он намекает на существование третьего варианта и именно его считает оптимальным. Джесси лучше просто порвать с Андреа; так для всех будет безопаснее, особенно для Уолта. Самое болезненное во всём этом то, что речь Уолта о «честности» на самом деле идеально отражает главную проблему в его собственных отношениях с Джесси. Уолт многое скрывает от Джесси; эти мрачные тайны создают барьеры между ними. Но Уолт не может рассказать Джесси всю правду, ведь это уничтожило бы их отношения. Точно так же Джесси не может признаться Андреа, что он убийца, тем самым разрушив свою связь с ней.
Не только «отец» Уолт пытается отрезать Джесси от тех немногих людей, которые ещё остались в его жизни. Майк обходится всего одним суровым взглядом, предупреждая Джесси, что ему больше не стоит общаться с Барсуком и Тощим Питом. Джесси печально смиряется с необходимостью отказа от семьи и друзей ради успеха их нового предприятия. Может, Уолт с Майком и ненавидят друг друга, а работают вместе только потому, что им обоим нужны деньги. Но Джесси искренне любит и уважает их обоих. Он очень хочет, чтобы их новый бизнес оставался на плаву, он даже большую часть своей выручки готов отдать, лишь бы папы прекратили ссориться. Джесси предлагает оплатить «пенсионные» из своего кармана в качестве миротворческого жеста, но Уолту, похоже, кажется, что Джесси таким образом пытается пристыдить его, выставить мелочным и жадным, а ведь на самом деле Уолт просто желает получить заслуженные богатство и уважение. Я все еще считаю, что, упомянув про Виктора и сравнив его с Икаром, Уолт намекал, что хочет перерезать горло Майку, а не Джесси. Но это все равно еще один пример психологического насилия по отношению к Джесси. Уолт таким образом наказывает его за то, что он не занял его сторону в недавном споре. Угрозы Уолта остаются завуалированными — он намеренно заставляет Джесси чувствовать растерянность и страх, но выражается так, чтобы суметь с лёгкостью отмести любые обвинения и назвать Джесси параноиком, если тот вдруг попробует заговорить об этом прямо. Уолт ведь просто рассуждал о судьбе Виктора, ничего больше.

Fifty-One

«Он изменил свое мнение обо мне, Скайлер. И ты изменишь».

На протяжении всего сериала случалось несколько «любовных треугольников», возникавших вокруг отношений Уолта и Джесси: Уолт/Джесси/Джейн, Джесси/Уолт/Гейл и т. д. Можно считать, что в пятом сезоне всё действие вращалось вокруг связки Уолт/Джесси/Майк, но меня больше интересует намеченный легким пунктиром треугольник Джесси/Уолт/Скайлер. Нам продолжают показывать, что именно Джесси дает Уолту необходимую ему любовь и уважение, которых он больше не может добиться от Скайлер. Уолт хочет отметить 51-й день рождения с размахом, отпраздновать тот факт, что он все еще жив (точнее, сумел спастись). Уолт хочет отпраздновать так, как подобает королю, коим он стал; его эго требует новую крутую тачку и шоколадный торт. Уолт упоминает о своем дне рождения в разговоре с Джесси не потому, что желает получить от него подарок, просто он хочет пораньше разобраться с работой, чтобы вовремя прийти на вечеринку, которую, как он воображает, для него организовала Скайлер. Скайлер же прошла по очень тонкой грани: праздник для Уолта она не устроила, но при этом формально выполнила все его требования, так что обвинить ее в неподчинении он не может. Уолт постепенно превращается в монстра, но ему по-прежнему нужно простое человеческое тепло, которого он не может получить ни от равнодушной и отстраненной жены, ни от сына, которому интереснее проводить время с героическим дядей-копом. За ужином Уолт начинает вслух размышлять о том, сколько раз за последний год оказывался на волосок от смерти, прибавляя, что «кто-то» всегда приходил ему на выручку. Его родне кажется, что Уолт благодарит Скайлер за поддержку во время прохождения курса химиотерапии. Но мы-то с вами знаем, что на самом деле Уолт имеет в виду опасности, с которыми сталкивался в мире наркоторговли, а там единственным человеком, который всегда спешил к нему на помощь, был Джесси — никому не известный сын-бастард Уолта; единственный, кого не позвали на семейную вечеринку.
В конечном итоге, только Джесси и сделал Уолту приятный сюрприз на день рождения, вручив неожиданный и, по его меркам, роскошный подарок. Когда Уолт получил свои новые пафосные часы, он все еще пребывал в оцепенении из-за слов Скайлер о том, что она только и ждет, когда его рак вернётся. На контрасте с женой, желающей ему смерти, Джесси остается тем, кто не только заботится об Уолте, заслоняя его собой от пуль, но и тем, кто по-прежнему полагается на его мнение, уважает его авторитет. Джесси, конечно, любит и Майка тоже, но ему совсем не нравится то, с какой легкостью Майк подписывает смертные приговоры людям, которые создают им проблемы. Джесси совсем позволил задурить себе голову, раз искренне верит, что они смогут торговать наркотиками, не прибегая к насилию, но Уолт дает ему очередное ложное обещание, чтобы не потерять его доверие. В конце серии Уолт хвастается новыми часами перед Скайлер, что для него является ближайшим аналогом момента: «Я переспала с Тедом». Уолт хочет, чтобы Скайлер знала, что в мире есть человек, который все еще любит его, даже если она уже нет. А ведь этот человек тоже когда-то желал Уолту смерти. От слов Уолта о том, что Джесси «изменил свое мнение», бросает в дрожь. Он представляет дело таким образом, будто раньше Джесси просто недооценивал Уолта, а вовсе не стал жертвой жестокой манипуляции, с помощью которой Уолт и вернул его любовь. Еще хуже то, что Джесси искренне хотел порадовать мистера Уайта, презентуя ему часы, а Уолт воспринимает его подарок как доказательство победы над ним же. Как будто его близкие отношения с людьми превратились для Уолта в очередную игру, где ему непременно нужно выиграть.

Dead Freight

«Никто, кроме нас, не должен знать, что этот поезд вообще грабанули».

Я думаю, Уолту и Джесси одинаково нравятся приключения и авантюры, из которых состоит их криминальная жизнь. Когда Лидия предлагает ограбить поезд, чтобы решить проблему с метиламином, Уолт и Джесси заинтригованы новой непростой задачкой и рады подвернувшейся возможности поиграть в Джесси Джеймса. Уверена, Уолту больше всех хочется, чтобы в легенде о Хайзенберге появился эпизод с дерзким тайным ограблением поезда. Скайлер замечает следы от песка на его куртке и спрашивает Уолта, не ходил ли он закапывать трупы, но Уолту совсем не нравится воображать себя жутким серийным убийцей. Если уж говорить об убийствах, то Уолт согласен брать на себя ответственность только за убийства суперзлодеев вроде Гуса Фринга, потому что в таком контексте ему легче представлять себя отважным героем вне закона, который победил плохого парня и спас свою семью. Про ребенка, которого пришлось отравить ради достижения победы, Уолт предпочитает не вспоминать; эту часть он вычёркивает из истории. Ну а про Джесси и так давно известно, что он не желает иметь ничего общего с планами, включающими в себя убийство невинных людей. Джесси уже возражает даже против убийства не-таких-уж-невинных людей вроде Лидии. Как я уже говорила прежде, Джесси занимается самообманом, убеждая себя, что его преступления никому особого вреда не причиняют, потому что есть в нём и эгоистичная часть, которая наслаждается тем, что у него снова есть цель в жизни. Джесси бросил учебу, никаких других карьерных перспектив у него нет, поэтому пришедший ему в голову идеальный план абсолютно ненасильственного ограбления поезда — лучшее, на что он может рассчитывать.
Пока идёт подготовка к ограблению, Уолт снова ведёт себя с Джесси как с равным. Уолт с довольным видом говорит Тодду, новому ученику в их группе, что это Джесси придумал заменить метиламин водой. До этого Джесси всегда был самым младшим и наименее способным членом их команды, поэтому он явно наслаждается моментом, объясняя тонкости своего плана «новенькому». Я абсолютно уверена, что когда Джесси говорил Тодду «никто не должен знать», он всего лишь намекал, что ему не стоит об этом хвастать в компании друзей. Он не приказывал Тодду убивать потенциальных свидетелей, он свой план для того и придумал, чтобы ограбление обошлось без жертв. Когда Тодд называет план гениальным, Уолт мягко улыбается Джесси, он не против разделить с ним этот преступный триумф. Уолт уже не просто воспринимает Джесси как свою собственность. Ему действительно нравится, что Джесси по-прежнему рядом с ним, а Джесси, похоже, окончательно смирился с тем, что Уолт всегда будет лезть на рожон. Во время ограбления Джесси неохотно, но выполняет приказ мистера Уайта и до последнего продолжает выкачивать метиламин из цистерны, пусть даже ему потом приходится полежать на рельсах прямо под движущимся поездом. Джесси даже не жалуется, что мистер Уайт подверг его жизнь опасности. Джесси скачет и радуется их победе, которая кажется только слаще из-за всех пережитых опасностей.
Празднование победы обрывается в тот момент, когда поблизости появляется мальчик на мопеде. Тодд стреляет в него раньше, чем Джесси успевает открыть рот и закричать, чтобы он этого не делал. Когда в тизере серии показали ребенка (Дрю Шарпа), я подумала, что это может быть флешбек про детство Джесси. Мальчик позволил пауку проползти по его руке, и это было очень похоже на то, как Джесси играл с жуком в начале «Peekaboo». К тому же, Джесси тоже ездил на мопеде, пока его у него не украли в «Down». Оказалось, что этот ребенок совсем не юный Джесси, но все маленькие мальчики в этом сериале так или иначе являются отсылками к нему, а то, что с ними случается, иногда предсказывает его дальнейшую судьбу. В середине второго сезона Джесси вынес ребенка из гнусного наркоманского притона, а в конце того же сезона самого Джесси из похожего гадюшника вытащил Уолт. В третьем сезоне Джесси пытался спасти мальчика от судьбы наемного киллера в наркобизнесе, а в финале третьего сезона по приказу Уолта сам устраняет его конкурента. Возможно, криминальная карьера Джесси оборвется так же резко и внезапно, как оборвалась жизнь Дрю Шарпа; точно так же, как отравление Брока символизировало, что Уолт травит Джесси в эмоциональном плане. Но я немного опасаюсь, что убийство этого мальчика можно трактовать более буквально. Может статься, что в конце пятого сезона Джесси пойдет на сделку с полицией и его застрелит какой-нибудь случайный член банды… и тогда, возможно, настанет черед Уолта кричать: «Нет!».

Buyout

«Ты когда-нибудь вообще мечтал, что получишь пять миллионов долларов?»

Очевидно, почему Джесси отсутствует в первой сцене серии, когда его партнеры растворяют в кислоте труп ребенка вместе с мопедом. Дрю — это уже не первый ребенок, погибший из-за преступной деятельности Джесси. Джесси также принимал активное участие в событиях, приведших к гибели Томаса, хотя и ему смерти никогда не желал. Когда Томас умер, Джесси намеревался расправиться с его убийцами. Его реакция на смерть Дрю куда более зрелая. Джесси понимает, что смерть Тодда все равно ничего не изменит. А избавиться от всех убийц детей в мире ему в любом случае никогда не удастся. Лучшее, что он может сделать, это выйти из бизнеса, напрямую связанного с убийствами. Но в чем Майк и Уолт единодушны, так это во мнении, что нужно безжалостно пресекать попытки Джесси привнести моральный аспект в их преступную деятельность. Сам Джесси давно уже не ребенок, которого нужно ограждать от жестокости. Некоторые вещи он должен принимать такими, какие они есть. Но Уолт все равно пытается успокоить Джесси, когда он начинает плакать, слушая репортаж о пропавшем (мертвом, как им известно) ребенке. Джесси почти поддается; он готов поверить заверениям мистера Уайта, что уж с этого-то момента у них точно все будет хорошо. Но потом Джесси слышит, как Уолт весело насвистывает в лаборатории, и вспоминает, что человек, с которым он имеет дело, уже больше не прежний мистер Уайт.
Майк и Джесси говорят Уолту, что собираются выйти из бизнеса, но Уолт пока что не готов расстаться с Джесси. Для начала Уолт объясняет, почему его не устраивает сумма в пять миллионов долларов. К этому спору Джесси уже подготовился заранее. Он не только резонно замечает, что пять миллионов долларов - куда более крупная сумма, нежели 737 тысяч долларов, а именно столько Уолт первоначально планировал оставить своей семье. Этим аргументом Джесси еще и напоминает Уолту о тех временах, когда он был способен на сострадание, и Уолт вздрагивает, ощутив отголоски прежних эмоций. В ответ Уолт тоже апеллирует к их общему прошлому, призывая Джесси вспомнить, сколько они страдали и мучились ради этого бизнеса. История Уолта про компанию «Серое вещество» лучше объясняет его нежелание продавать свою долю, и Грэтхен с Эллиотом, конечно, попортили ему немало крови, но вообще эта байка кажется просто очередной отговоркой Уолта. Как мудро подмечает Джесси, метамфетаминовая империя вряд ли может считаться достойной заменой многомиллиардной химической корпорации, которая приносит миру пользу. Бизнес, связанный с наркотиками и убийствами — не повод для гордости.
Уолт не может выдумать достойный контраргумент, зато он может вынудить Джесси и Скайлер поужинать вместе в крайне некомфортной обстановке, наказывая их таким образом за «неподчинение». Сцена ужина обставлена совсем как семейная трапеза, хотя Джесси сидит не на месте Уолта-младшего. Джесси занял тот стул, что обычно пустовал (напомню: во флешбеке из «Full Measures» Уолт говорил, что всегда мечтал иметь троих детей). Мы часто видели, как Уолт, Скайлер и Младший завтракали за этим столом, в комнате, залитой солнечным светом. Теперь нам демонстрируют мрачную сцену ужина. От семьи Уайтов остались одни руины. Уолт притащил в дом своего бастарда, рожденного от его романа с криминальным миром. Он в этой сцене ведет себя как недовольный и молчаливый задира, но Скайлер, по крайней мере, знает, что при встрече с такими задирами нужно не обращать на них внимания и идти себе дальше. А Джесси просто нервно тараторит всякую ерунду, отчаянно пытаясь никого при этом не обидеть. Это выглядит забавно, но всё равно вгоняет меня в тоску, потому что напоминает о том, что Джесси рос в хорошем доме представителей среднего класса, но вернуться туда уже никогда не сможет. Уолт с готовностью пользуется уязвимостью Джесси и их общей болью из-за разрушенных отношений с близкими. Он рассказывает Джесси, что Скайлер увезла детей из дома, а сама ждет его смерти, так что у него в жизни не осталось ничего, кроме бизнеса. Джесси не слишком проникся его переживаниями из-за «Серого вещества», но если рассказать ему, как потерял всё, что тебе было дорого? Да, вот к таким мольбам Джесси не может оставаться равнодушным.

Say my Name

«Если и есть какой-то Ад … мы с тобой уже и так туда попадем, верно?»

Итак, Уолт сунул собственную руку в огонь, чтобы саботировать метиламиновую сделку Майка. Уолт вновь делает то, на что большинство людей не отважились бы, лишь бы добиться своего. Уолт будет действовать как считает нужным и обязательно победит. Он в любом случае хотел избавиться от Майка, так что с радостью променяет его услуги на дистрибьюторскую сеть Деклана, а что касается Джесси… ну, Уолту всегда как-то удавалось уговорить Джесси остаться, так что с этим он разберется позже. Уолт представляет Джесси команде Деклана как одного из двух самых талантливых варщиков мета в Америке, продолжая придерживаться тактики поощрения, к которой столь прикипел в пятом сезоне. Но попутно он ещё и лишает Джесси свободы выбора (и вероятно, подвергает его опасности, потому что банде Деклана Джесси может однажды понадобиться как замена для Уолта). Джесси напоминает Уолту, что решил выйти из дела. Джесси напоминает Майку, что уходит вместе с ним. Но старшие партнеры только снисходительно поглаживают его по голове и отвечают: «Ну конееечно, уходишь ты». Майк хотя бы советует ему заботиться о себе, что хорошо контрастирует с требованиями Уолта посвятить всю жизнь служению культу Хайзенберга. Уолт смотрит на то, как Майк с Джесси в последний раз пожимают друг другу руки, мучаясь от зависти и обиды. Он точно так же пожимал руку Джесси в конце четвертого сезона. Раньше Уолту были доступны эти простые человеческие радости. А теперь Джесси и Скайлер боятся его и говорят с ним подчеркнуто-вежливо. Когда Уолт и Джесси приезжают забрать метиламин с мойки, Джесси и Скайлер вместе смотрят на логотип «уже уходим». И он, и она в этот момент мечтают о побеге. Когда они оглядываются друг на друга из темноты, то, возможно, понимают, что оба стали заложниками Хайзенберга, мечтающими сбежать от человека, которого когда-то любили.
Следующую сцену cylune9 охарактеризовала как «величайший хит» из всех манипуляций Уолта, к каким он только прибегал, уговаривая Джесси остаться в их бизнесе. Уолт использовал каждый имеющийся у него в арсенале трюк, и начал он с того, что решил просто игнорировать желание Джесси уйти, понадеявшись, что он побоится настаивать на своем, опасаясь гнева Уолта (сработало в «Madrigal»!). Прежде чем Джесси успевает что-либо сказать, Уолт засыпает его комплиментами и выгодными предложениями, а потом еще раз упоминает, что мет Джесси так же хорош, как его собственный (сработало в «One Minute»!). Когда Джесси снова говорит, что не изменит своего решения, Уолт пытается убедить его, что производство метамфетамина открывает прекрасные карьерные перспективы для молодого человека и нельзя допустить, чтобы талант Джесси пропал впустую (срабатывало в «No Rough Stuff Type Deal» и «Nergo Y Azul»!). Джесси упирается рогом, отказываясь проглотить и эту наживку. Тогда Уолт просто нападает на него, заявляя, что в жизни Джесси всё равно нет никого и ничего, кроме видеоигр и картинга (эй, картинг-то чем провинился?!). Уолт даже берётся утверждать, что Джесси от скуки снова начнет употреблять наркотики (сработало в… нет, на самом деле оскорбления никогда не улучшали ситуацию, но от старых привычек сложно избавляться). Когда Уолт совсем впадает в ярость, Джесси бледнеет и шокированно шепчет: «Мистер Уайт». Еще печальнее наблюдать за тем, как быстро Джесси оправляется от шока — Уолт всегда вел себя с ним как мудак, и Джесси ненадолго забыл об этом только потому, что Уолт некоторое время изображал перед ним хорошего отца. Осознав, что жесткий прессинг тоже не подействовал, Уолт резко меняет тактику и пытается посочувствовать горю Джесси, говоря, что тоже очень переживает, когда страдают невинные дети (сработало в «Face Off»!). Когда же Джесси позволяет себе усомниться в том, что Уолту есть дело до убитого ребенка, Уолт снова набрасывается на него, злясь из-за того, что Джесси смеет считать себя более высокоморальным человеком. Он советует Джесси задуматься о его собственных грехах (особенно об убийстве Гейла), пытаясь убедить его, что он все равно не сможет вернуться к приятной нормальной жизни после участия в стольких преступлениях (сработало в «Hazard Pay»!). Мало того, Уолт настаивает, что Джесси, если он человек верующий, не должен рассчитывать даже на хорошую загробную жизнь, ведь им с мистером Уайтом прямая дорога в Ад (этот аргумент Уолт никогда раньше не использовал, но в тот момент он уже готов цепляться за любую соломинку, лишь бы убедить Джесси остаться). Доходит до того, что Уолт обещает Джесси, что им никогда больше не придется убивать людей, раз они теперь управляют своим бизнесом сами; и оба они отлично понимают, что это ложь.
В конце концов Уолту ничего не остается, кроме как пригрозить, что он лишит Джесси денег. И тут на лице Джесси появляется полубезумная победная усмешка. Он никогда не был таким жадным, как мистер Уайт, так что если Джесси Пинкману придется заплатить пять миллионов за возможность навсегда сбежать из этого дурдома, он вполне готов на это пойти. Уолт с отчаянием кричит вслед Джесси, что если он уйдет сейчас, то ничего не получит, но когда Джесси выходит за дверь, создается впечатление, что с пустыми руками остался именно Уолт. Уолт больше ничего не может сказать или сделать, чтобы уговорить Джесси остаться, разве что приставить к его виску пистолет. Но эту черту он перейти пока не готов. Надо отметить, что прежде, чем эпизод закончится, Уолт все-таки возьмет в руки оружие, а рядом с ним окажется человек, в которого он сможет выстрелить. Позже Уолт будет размышлять над тем, что никаких рациональных причин застрелить Майка у него не было. То было преступление на почве страсти. Можно считать, что тирады Майка насчет «всего хорошего», что было у них с Фрингом, сдобренной насмешками и заявлениями, что Уолт зарвался, могло хватить, чтобы он пришёл в ярость и схватился за оружие. Но дело не только в уязвленной гордости Уолта или его пострадавшем эго. Уолт от Фринга как раз ничего хорошего не дождался; этот человек превратил его в раба, собирался убить его, а также грозился убить всех его близких. «Хорошими» у Уолта в мире наркоторговли были только его партнерские отношения с Джесси. А теперь и они пошли прахом. Переживая расставание с Джесси, Уолт был вынужден слушать, как Джесси отважно предлагает привезти Майку его сумку с вещами, а Майк благородно отказывается, не желая подвергать Джесси опасности — два товарища, прикрывающие друг другу спины. Именно такие узы недавно связывали его и Джесси; точнее, так Уолту нравилось считать. Майк не виноват в том, что Джесси ушел из бизнеса, но только на нем Уолт может выместить свою обиду, а возможно, даже и ревность.

Gliding Over All

«А я в походы любил ходить…»

Спустя несколько часов после убийства Майка Уолт сидит один в офисе, вслушиваясь в жужжание мухи, кружащей вокруг его головы. В прошлый раз жужжащая где-то поблизости муха так сводила его с ума, что он чуть не рассказал Джесси правду про обстоятельства смерти Джейн. Теперь Уолт снова сделал то же самое; вновь втайне убил человека, который был дорог Джесси, вновь втайне предал своего партнера. Приезжает Тодд, чтобы помочь ему избавиться от трупа Майка — Тодд, ставший его новым ассистентом, новым учеником. В отличие от Джесси, Тодд не задает лишних вопросов и не пытается судить Уолта с позиции морали. Тодд никогда не обзовет его «сукой». Похоже, что Тодд вообще лишен всех этих нелепых человеческих эмоций, которые обычно тормозили Джесси и из-за которых с ним всегда было так непросто. По идее Тодд должен нравиться Уолту, но пока что их отношения кажутся совершенно безжизненными. Чуть позже в контору «Vamanos Pest» приходит Джесси и первым делом интересуется, смог ли Майк спокойно уехать из города («Его больше нет» — просто отвечает Уолт), а после спрашивает, что они теперь будут делать с людьми Майка, находящимися за решеткой. Возможно, Джесси наивно надеялся, что Уолт разработает еще один гениальный план, и они смогут вытащить их всех из тюрьмы, никого при этом не убив. Ведь Уолт же обещал, что убийств больше не будет! А Уолту уже нет дела до тех глупых обещаний, которые он давал Джесси. «Никаких НАС больше нет, Джесси», — говорит Уолт, и, несмотря на всю мрачность ситуации, меня забавляет, что Уолт использовал именно это выражение, больше подходящее для расставания влюбленных. Уолт указывает Джесси на выход, и Джесси удаляется прочь с таким видом, что становится ясно: он точно знает, каким образом Уолт «разберется» с проблемой. Джесси наконец сделал свой выбор, решив отказаться от роли плохого парня и уйти из их кровавого бизнеса. Но люди все равно продолжают гибнуть из-за той игры, что он когда-то затеял вместе с мистером Уайтом. Джесси все еще слишком боится спорить с Уолтом, к тому же, никакого другого решения проблемы он все равно не может предложить. Но на более личном уровне Джесси явно задело поведение Уолта. Не думаю, что он хотел рвать отношения с Майком или Уолтом; но они оба выставили его за дверь, совсем как его родители.
Распрощавшись с Джесси, мы наблюдаем, как Уолт жестоко расправляется с десятком заключенных в тюрьмах и впоследствии становится главой собственной международной многомиллионной преступной организации — и всё это всего за несколько минут экранного времени. Некоторые фанаты жалуются, что создатели сериала слишком мало внимания уделили этой части истории. Но для меня выбранный ими темп повествования служит лишь очередным доказательством того, что вся эта история в первую очередь о партнерстве Уолта и Джесси, а не о метамфетаминовой империи Хайзенберга. Когда Уолт и Джесси расстаются, история лишается своей основной сердцевины. В последний раз сюжет делал такой резкий скачок вперед во времени, когда Уолт восстанавливался после операции, а Джесси лечился от героиновой зависимости. Наши ребята были разлучены друг с другом, и поэтому сценаристы просто-напросто перемотали эту часть (обожаю вас, сценаристы!). Поразительно то, как набор кадров под «Crystal Blue Persuasion» идеально передает скуку, которую чувствует Уолт, снова и снова совершающий один и тот же набор рутинных действий, необходимых для поддержания его метамфетаминового бизнеса: готовит мет, транспортирует бочки, получает деньги, отмывает деньги, а потом сидит дома совсем один. Его больше не пытается убить Гус, с ним не спорит Скайлер, Джесси не создает вокруг него хаос. От своей империи Уолт получил только огромную кипу бумаги, кучу грязных денег, которые ни он, ни члены его семьи не смогли бы потратить и за десять жизней. Показанное мельком больничное обследование, вероятно, намекает нам, что время Уолта почти на исходе. Мое сердце разорваться готово при мысли о том, что, узнав о возвращении рака, Уолт первым делом захотел встретиться с Джесси.
Спустя три месяца после ухода из наркобизнеса Джесси, похожий на собственную бледную тень, живет в мрачном пустом доме с отключенным телефоном, в окружении окурков и пивных бутылок, и едва не устраивает пожар, заснув с зажженной сигаретой в руках. Избавление от Уолтера Уайта и наркоторговли не помогло. Его жизнь все еще бесцельна, он чувствует себя потерянным, снова употребляет наркотики и одинок, как никогда в жизни. Совсем как предсказывал Уолт. Глаза Джесси расширяются от страха, когда он видит Уолта у себя на пороге, но он всё равно впускает его в дом. Джесси знает, что Уолт организовал убийство десяти человек. Джесси и Сол также подозревают, что он убил и Майка, иначе почему он не опасается, что Майк будет мстить за гибель своих людей? Но Уолт пришел к Джесси не для того, чтобы говорить про совершенные им убийства. Он всего лишь хочет повспоминать вместе старые-добрые деньки, проведенные в фургончике. Как он и сказал Хэнку: «А я в походы любил ходить». Уолт всегда желает недостижимого. На протяжении большей части сериала он гонялся за богатством и властью, которых прежде был лишен. Теперь ему наскучили богатство и власть, и больше всего он тоскует об утраченной человечности. Джесси вяло поддерживает ностальгическую болтовню Уолта, но держится на приличном расстояниии и старается побыстрее закончить разговор. Уолт ласково улыбается Джесси. Чувствуется, что он хочет поблагодарить его за все пережитые вместе приключения, за то, что Джесси дал ему возможность хотя бы перед смертью почувствовать себя живым. Но Уолт никогда не умел нормально говорить с Джесси о своих чувствах, так что он просто сообщает, что кое-что ему принес, и уходит. Ну точно, рак вернулся. Когда Уолту впервые диагностировали рак, он захотел оставить побольше денег своей семье. Если рак вернулся, значит, в этот раз ему прежде всего захотелось обеспечить Джесси. Это трагичный момент, ведь Уолт верит, что сможет таким образом загладить вину перед Джесси, оставит наследство своему суррогатному сыну. А Джесси просто сползает на пол и дрожащими руками вытаскивает из-за пояса пистолет, и тут мы понимаем, что он все это время ждал дня, когда в его дверь постучит Хайзенберг. Уолт, что характерно, никогда всерьез не задумывался о том, что Джесси может психануть и сдать его полиции, но видя, как сильно Джесси боится за свою жизнь, я начинаю думать, что он может обратиться в полицию, посчитав, что другого способа остановить Уолта просто не существует.

@темы: heisenbitch, «Неужели вы считаете, что ваш лепет может заинтересовать лесоруба из Бад-Айблинга?», Эстер

URL
Комментарии
2016-10-18 в 20:33 

дики микс
♦always keep the faith♦ Ami Yu
мистер Уайт, поздравляю! Вы просто герои :gh3: остался последний рывок!
Сказать нечего, хочется тоже по стеночке сползти и выпить...

2016-10-20 в 16:29 

мистер Уайт
во вселенной, где умирают даже звезды, быть лучшим может оказаться недостаточно.
дики микс, owww, спасибо) Последний рывок как раз свершается, думаю, что сегодня или завтра запостим.
Сказать нечего, хочется тоже по стеночке сползти и выпить...
Я пятый сезон вообще без виски смотреть не могу, ужас же кромешный(

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Агрессивное поддержание мира

главная