01:39 

мистер Уайт
любить значит страдать, но не любить тоже значит страдать, а страдать значит страдать
Все твои имена.
Ричард Сайкен

Имена элементов, имена птиц, имена огня,
и полета, и снега, детские имена, имена красок,
имена словно хрупкие кости, имена переменчивые,
сказочные имена, имена, которые никто никогда
не узнает. Имена заклинаний, имена проклятий,
имена вполголоса и сквозь зубы, имена во весь
голос, во всеуслышание, имена, которые
зовут тебя домой снова и снова. Шутливые клички
и нежные прозвища, непроизносимые французские
псевдонимы, имена-сокращения, имена целиком,
неразборчивой подписью на пожелтевшей фотографии,
золотым тиснением на конверте. Имена, пересекающие
океаны, обидные имена, которые ты не расслышал,
горькие и прекрасные, тайные и неповторимые, имена
цветов, что распускаются лишь однажды, имена,
которые прокричали с балкона, с крыши, простонали
в подушку, прошептали во сне, или имена, вставшие
поперек горла. Я пытаюсь, честное слово. Я пытаюсь
снова и снова. Счастливый финал? Конечно, легко —
Здравствуй, милый, добро пожаловать. Я назову тебя
милым, я обниму тебя крепко. Мы не предатели, но
опускается тьма. Тьма. Милый, ты здесь? Нет слез,
нет фотографий его лица. Берег моря в стеклянной рамке,
и лодки, крошечные лодки с трепещущими парусами,
свет фонарей на воде, свет, разбивающийся о пирс.
Голос его на пленке, голос его на конверте, едва
слышный звук, с которым падает тело у тебя за спиной,
бесшумно падает тело. Воды мертвых, прямая дорога,
все влюбленные станут созвездиями, дальше дороги нет.
Всю ночь я простирал над ним свои руки, над реками
крови, над темными рощами, пел всем телом, и кожей,
и костью Убереги его, пусть голова его покоится у меня
на груди, и мы станем моряками, обломками на волнах.
Пусть возведут собор из наших тел, губы его коснутся
моей шеи, и будут уста его небесной сферой, и поцелуи его
падут на меня, как звезды. Жаркие имена и имена света,
имена столкновений во тьме, за автобусной остановкой,
в древесной коре, в чернильных каракулях на джинсах,
и на ладонях, и на спичечных коробках, утерянных
навсегда. Имена словно крики боли, имена как могильные
плиты, имена забытые и придуманные снова, имена
запрещенные или изношенные до дыр. Имя твое -
любимая моя песня, имя твое - шкатулка, где я храню
любовь, имя твое - гнездо на ветке любви, имя твое -
лодка на волнах любви — и вот нас объяло море любви!


Имена как порошок в стиральной машине. Твое имя
с двумя крестами, словно выбитыми глазами, словно
пьяный герой мультфильма, уснувший в канаве, твое имя
с двумя крестами, чтобы отметить, чтобы занять место,
чтобы знать, где будет спрятан клад. Я зову твое имя
в магазине у дома, я зову твое имя на мосту на рассвете.
Твое имя как обледеневший зверь, твое имя как музыка
уравнений, одежда из шкур, доспехи из глины, удар
ниже пояса, глоток битого стекла, паруса на ветру и звук
волн, бьющихся за бортом лодки, которая тонет, пока
русалки поют о любви, и простая неизбывная печаль
от того, что песня эта едва слышна. Вот карта, где имя твое -
столица, вот указатель, который покажет нам путь: мы
смеемся, и мир восстает против нас, мы смеемся,
и нам нечего терять, наши сердца становятся алыми,
и река полыхает до самых небес. Я пришел сказать тебе,
что мы поплывем под водой, будем сверкать и переливаться
в струях. Вот дрожь наших тел, и наше дыхание, берег,
который так далеко. Я возьму свое тело как лестницу
и заберусь высоко, распрощаюсь с плотью, распрощаюсь
со всем, что осталось валяться в пыли. Ядовитые имена
и имена оружия, имена мест, где мы побывали вместе,
имена людей, которые были нами.


Имена терпения, имена верности, имена улиц и мест,
и все имена наших темных небес, высохших в котловине.
Это ложе соломы, милый. Да, черт возьми. Если б я мог
вынести из пожара, сказал он, сломанные руки платана,
эвкалипт, который пытался сбежать — след твоего дыхания
на моей шее, словно музыка, связавшая меня по рукам
и ногам, жаркие поцелуи вдоль позвоночника — или дождь,
мы промокли, одежда прилипла к плечам, и локтям,
и от сердца до паха прилипла одежда — я буду здесь.
Я все еще жду. Скажи аллилуйя, пожелай сладких снов,
перекричи граммофон, и ты не споткнешься, лицо его будет
все ближе, все остальное растает в тумане. И ангелы,
дюжина ангелов бьется в тебя, здравствуй, ну здравствуй,
вспышка в небе, ты хочешь увидеться с ним на небесах?
Представь себе комнату, внезапное сияние. Вот моя рука,
мое сердце, мое горло, мое запястье. Вот города, залитые
светом, в сердце моем, вот сердце мое - озеро и колодец,
из которого можно напиться, но я не найду в себе сил.
Просто я больше не хочу умирать.

Перевод www.stihi.ru/diary/deluge/2012-04-05

@темы: Нет, ты не знаешь, что делаешь для меня. (с)

URL
Комментарии
2018-04-05 в 01:49 

Uma
Пробирает до мурашек:heart:

2018-04-05 в 10:23 

мистер Уайт
любить значит страдать, но не любить тоже значит страдать, а страдать значит страдать
Uma, даа

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лиспенард-стрит

главная