09:26 

мистер Уайт
как тревожно наше счастье, как спокойно море зла
Небольшая 15-тая часть, с камео Лорен и с собачками.


Tweak: Growing Up on Methamphetamines


День сто двадцать четвертый

Тяжелая выдалась неделя. Я ездил на велосипеде, ходил на работу, посещал собрания, а затем ложился спать. Каждый день одно и то же. Мне скучно и одиноко. Не хватает приключений из наркоманской жизни. Я знаю как ужасно тогда обстояли дела, но часть меня все равно стремится вернуть все как было.
Не то, чтобы я не дорожил своею «трезвой» жизнью. Я дорожу Спенсером, Мишель, своими близкими и своей работой, но в моей душе словно борются два разных человека. Я хочу быть хорошим, делать все правильно, работать бок о бок с другими людьми и дружить с ними. Но есть иная часть меня, которая всем недовольна. Когда я живу не на грани смерти, то словно и не живу вовсе. Я даже по Лорен немножко скучаю. Знаю, она была проблемной, но по крайней мере тогда у меня девушка была. После нее я так и не встретил никого, с кем мог бы вступить в отношения. А для меня это важно. Я всегда чувствовал себя бесполезным, когда оставался один. Помню, как играл в Спящей Красавице, когда мне было пять лет, на пару с девочкой из того же детского сада. Я поцеловал ее, чтобы избавить от проклятья.
А первые серьезные отношения у меня завязались в двенадцать, с девочкой по имени Саванна. Она была на год старше меня, дочь знаменитого режиссера. Помню, как он провалялся без чувств на кушетке все выходные, когда я гостил у них. В то время он употреблял героин. Его подружка повезла меня и Саванну в видеосалон, чтобы набрать там ужастиков.
Мы с Саванной лежали на кровати и смотрели слэшеры, вцепившись друг в друга. Именно это привело к моему первому настоящему сексуальному опыту. А после Саванны я просто перемещался от одной влюбленности к следующей. Если я ни с кем не встречался, значит находился в поиске. Отношения прибавляли моей жизни целостности. Оставаясь один, я чувствовал себя пустым местом. Полагаю, с тех пор в этом плане ничего не изменилось. Прямо сейчас у меня никого нет. И (какая ирония) иногда от встреч по «12 шагам» мне делается только хуже. Они напоминают мне о том, какой же я лузер.
Но тяжелее всего по выходным. Я схожу с ума от обилия свободного времени. Во мне скапливается слишком много энергии, которую некуда выплеснуть.
Сегодня утром я встал с кровати и проехал на велосипеде восемьдесят миль. Катил по Тихоокеанскому шоссе вплоть до Транкас Каньона. Туда я добрался за час, потом еще час взбирался на вершину, а после этого поехал обратно. Когда я стоял под душем, завершив свою долгую прогулку, то в голове у меня прояснилось. Как будто все мысли наконец сгинули. Я в буквальном смысле был слишком измотан, чтобы думать о чем-либо.
Но теперь, после чашки кофе и некоторого количество хлопьев, я снова ударился в размышления.
Мама просила, чтобы я сегодня проведал ее собак после велотренировки. Тодд на работе и она тоже не может отлучиться. У моей мамы живут два обыкновенных пуделя, Энди и Уорхол. Могу поклясться, что она любит этих собак сильнее, чем большую часть знакомых. Помню, как однажды заехал к маме на ужин, когда Тодд работал в ночь. Это было незадолго до моего последнего срыва. Мама приготовила для собак гамбургеры, посыпала их кусочками пармезана и морковки, а в довершении всего полила готовые блюда льняным маслом.
Еще мы раньше часто брали собак на пляж или на прогулки вокруг Санта Моника Маунтинс, так что я к ним тоже успел привязаться.
Как бы там ни было, я забираюсь на велосипед и еду на работу к маме. Она сильно занята, дописывает статью, но успевает отдать мне ключи. Она просит только удостовериться, что у собак есть вода в мисках и, если будет время, сводить их на короткую прогулку. Проезжая по Мид-Уилширу, где стоит густой туман, я едва могу различить сигнальные огни машины, едущей прямо передо мной. Это напоминает мне о Сан-Франциско. Я скучаю по его погоде. В Л. А. вечно тепло и ясно. Погода Сан-Франциско куда разнообразнее, даже сейчас, в разгар лета. Я задаюсь вопросом, что вообще делаю в Лос-Анджелесе. В смысле, если я и вернусь в Сан-Франциско, это же не значит, что тут же снова подсяду на наркотики.
Я мог бы жить с Лорен. По крайней мере, у меня была бы девушка.
Я много думаю об этом, вертя в руках телефон. Пытаюсь вспомнить номер Лорен. Это мне удается, хоть и не с первой попытки. Она берет трубку. Ее голос кажется мне незнакомым. У меня действительно не осталось никаких воспоминаний о нем. На секунду я задумываюсь, знаю ли этого человека. Вообще-то я и мига с ней не провел, не будучи под кайфом.
Тем не менее, я называю свое имя и она судорожно вздыхает.
— Господи, Ник, чем ты там занят?
— Эм… ничем.
Я просто пытаюсь дышать. Внезапно начинаю сильно нервничать.
— Ник, я очень сильно по тебе скучаю.
— Я тоже скучаю по тебе. Возможно, я вернусь в Сан-Франциско.
— Да, пожалуйста, приезжай. У меня есть квартира, ты мог бы жить здесь вместе со мной.
— Договорились. Да, отличная идея.
— Серьезно? Ты правда приедешь?
— Эмммм, ага. Разберусь тут с кое-какими делами и снова тебе позвоню.
— Я тебя люблю.
— И я тебя.
Кладу трубку. Чувствую, что дрожу и потею. Что за херня только что произошла? Я как будто действовал на автопилоте. Словно вдавил в пол педаль газа и ускорился, а потом ситуация вышла из-под контроля и я уже не мог остановиться.
Пытаюсь сосредоточиться на вождении. Сворачиваю к маминому дому. Здесь все так же как и прежде. Вдобавок ко всему прочему, мне трудно находиться здесь. Я шагаю в туман и прохожу через белую решетчатую арку, ведущую к лужайке перед домом. Собаки лают из-за двери, а как только я открываю ее, то они выскакивают наружу, прыгают на меня, лижутся и скулят. Хорошо им, живут тут на полном обеспечении у мамы. Им не нужно думать о том как правильнее организовать свою жизнь, не нужно искать работу или выстраивать отношения с кем-либо. Все, что им нужно делать, это оставаться объектами любви.
— Пойдемте в дом, песики.
Мы заходим в гостиную все вместе. Здесь тоже все по-старому. Пол и потолок из темного дерева, тысяча разных безделушек и спортивных вымпелов, принадлежащих моему отчиму. А вот и все тот же старый диван, прикрытый одеялами, он стоит здесь с тех пор как я себя помню. Еще у моего отчима полно всяких плюшевых животных, которые они расставляет по всему дому. В гостиной находится пушистый разноцветный краб и паук в красной шляпе. Отчим зовет его «Паучок».
Разглядываю фотографии на стенах. Среди них есть моя фотка, там я с длинными светлыми волосами, спадающими на плечи, в длиннющей футболке с изображением Бэтмена и в ковбойских сапогах. Тогда мне было лет пять. На заднем плане — холм, покрытый золотистой травой. Я задаюсь вопросом, что, черт возьми, со мной не так? Мне столько всего было дано, а я вечно хотел от этого избавиться. Почему я такой? Джон Леннон говорил: «легче жить с закрытыми глазами». Я хочу закрыть глаза. Я так сильно хочу их закрыть. Я знаю, что собираюсь пойти и закинуться наркотой. Я хочу этого. Не вижу никаких причин, чтобы жить. Если я уеду к Лорен и мы будем употреблять наркоту до тех пор пока не умрем, разве это не будет избавлением? Это импульсивное решение, но я не собираюсь от него отказываться. Отчим вечно переживает из-за угрозы террористических атак после 9/11 и я знаю, что у него есть несколько тайников в доме: с бутылками воды, консервами, фонариками, батарейками и запасом налички. Держу пари, деньги он прячет или на кухне или в гараже. А может быть в его туалете. Я найду. Всего минуту назад я был готов разреветься, но теперь кажется, что все снова встало на свои места. Внезапно у меня появилась цель — найти деньги, употребить наркотики.

Часть меня считает, что нужно позвонить Спенсеру. В двенадцатишаговой программе считается, что ты должен связаться с наставником, если захочется купить наркотиков. Но что Спенсер может мне сказать? Он наверняка заявит, что я должен попросить помощи у Бога. Меня уже тошнит от этой хуйни.
Я открываю кухонный шкафчик и начинаю передвигать пакеты с продуктами из «Gelson’s Market». Здесь полно всевозможных консервов и прочих вещей, но нет конвертов, набитых деньгами. Энди и Уорхол прыгают на меня, требуя ласки.
Я смотрю на Энди.
— Что за херню я творю? — спрашиваю у него.
Он не отвечает.
Гляжу на потолок.
На нем видны пятна (кажется, от кофе) и он местами потрескался.
— Ладно, блять. Боже, пожалуйста, если ты тут, не мог бы, ну, помочь мне? Я не понимаю, что происходит.
Бог тоже не отвечает.
Опускаюсь на пол рядом с собаками. Ложусь на спину, а они начинают облизывать мое лицо. Я смеюсь.
— Что мне делать?
Они продолжают облизывать меня.
Вытаскиваю из кармана телефон и набираю номер Спенсера. Но не нажимаю на «вызов». Просто смотрю на экран. Собаки скулят. Похоже, просятся на прогулку. Блять.
Звоню Спенсеру. Он отвечает через секунду. Услышав его голос, я начинаю плакать. Собаки слизывают мои слезы.
— Спенсер, я хочу умереть. Серьезно, я хочу уехать обратно в Сан-Франциско и принимать наркотики до тех пор, пока не умру. Я устал бороться. Это слишком трудно.
Слышу как Спенсер смеется.
— Поздравляю, — говорит он. — Добро пожаловать в реальный мир. Я рад, что ты здесь.
— Но я не хочу жить в реальном мире.
— Нет, ты хочешь. Хочешь. Ты же позвонил мне, верно?
— Угу.
— Значит жить ты хочешь. Послушай, я знаю как это тяжело. Когда у тебя ничего нет, то кажется, что ты никогда не поправишься. Потерпи, Ник. Тебя ждет такое прекрасное будущее. Просто держись подальше от наркотиков.

Я ему не верю. Не верю ни в какое прекрасное будущее. Хочу поверить ему, но не могу.
— Спенсер, это бесполезно. Я знаю, что сорвусь.
— Чушь. Это болезнь в тебе говорит, парень. Это болезнь хочет, чтобы ты снова начал употреблять наркотики. Болезнь хочет изолировать тебя, оставить в полном одиночестве и уничтожить. Этого хочет она, но не ты.
— Нет у меня никакой болезни, Спенсер. Это не какой-то сраный рак. Это личный выбор.
— Ты прав, — ответил он, — прямо сейчас все зависит от тебя. Однако, если опять начнешь употреблять, то выбора у тебя больше не будет. Ты словишь кайф, но все потеряешь. Сейчас у тебя есть реальная возможность создать прекрасную жизнь для себя и своей семьи. Слушай, если ты сорвешься через десять или через двадцать лет, то останется только смириться с этим. Но если выдержишь, то я гарантирую, что ты научишься любить свою жизнь и уже не сорвешься никогда. Я верю в тебя, Ник. Правда, верю.
От этих его слов рыдаю пуще прежнего. Кто этот человек? Откуда он взялся в моей жизни?
— Как бы то ни было, — продолжает он. — У нас сегодня на ужин будут стейки, присоединяйся, если хочешь. Я уверен, что Люси будет рада тебя увидеть.
— Спасибо, Спенсер. Я тоже хочу с ней повидаться.
— Так что ты сейчас собираешься делать?
Я говорю, что выгуляю собак, а потом сразу поеду к нему. Он просит звонить, если мне еще что-нибудь понадобится до этого момента. Мы прощаемся. Я прибираюсь на кухне и одеваю поводки на собак. Вместе с ними гуляю по округе. По правде говоря, это собаки меня ведут куда захотят. Эвкалиптовые деревья укрыты туманом, а я плотнее кутаюсь в свое пальто. На лужайке у углового дома растут какие-то маленькие фиолетовые цветы, может, лаванда или что-то вроде того.
Я чувствую себя опустошенным, словно только что с войны вернулся. Позволяю собакам волочить меня вперед.
Вернувшись обратно в дом, звоню Лорен.
— Эм, слушай, похоже, что мне стоит остаться здесь, — говорю я ей.
— Ладно, — произносит она. — Ты же знаешь, для меня главное, чтобы ты был в безопасности. Это важнее всего.
— Я тебе желаю того же.
— Ну, позвони как-нибудь.
Говорю, что так и сделаю.

Спенсер обнимает меня при встрече.
— Все в порядке, Ник. Это часть процесса. В Божьем мире случайностей не бывает.
Я пытаюсь просто сосредоточиться на объятиях.
— У меня настроение меняется с безумной скоростью. — говорю ему. — Невозможно угадать, что почувствую в следующую секунду. Я правда хотел умереть, понимаешь, а теперь рад, что живу. Я тебе очень благодарен, Спенсер. Спасибо, что помогаешь мне.
Он говорит, что не стоит об этом волноваться. Я помогаю ему приготовить ужин, потом мою посуду. Мы смотрим телевизор все вместе. Спенсер, Мишель, Люси и я. Почти как настоящая семья. Хотел бы я навсегда остаться с ними.

@темы: шаламэ мое шаламэ, никки сын метамфетамина, «Неужели вы считаете, что ваш лепет может заинтересовать лесоруба из Бад-Айблинга?»

URL
Комментарии
2018-10-10 в 10:49 

Panda13
После нее я так и не встретил никого, с кем мог бы вступить в отношения. А для меня это важно. Я всегда чувствовал себя бесполезным, когда оставался один.

уууу, у Ника зависимость не только от наркотиков, но ещё и от людей. Без самодостаточности тяжко (

У моей мамы живут два обыкновенных пуделя, Энди и Уорхол.

Прелесть какая )))

В Л. А. вечно тепло и ясно.

Шоб я так жил! зависть )))

Он наверняка заявит, что я должен попросить помощи у Бога. Меня уже тошнит от этой хуйни.

Вот меня бы тоже тошнило. Это нифига не универсальный способ. Более того, для некоторых даже отталкивающий и дискредитирующий эти "12 шагов". Я б ни за что не полезла в такую программу, а альтернатив, я так понимаю, они там не придумали.

2018-10-10 в 13:40 

мистер Уайт
как тревожно наше счастье, как спокойно море зла
Panda13, уууу, у Ника зависимость не только от наркотиков, но ещё и от людей. Без самодостаточности тяжко (
дополнительный обоснуй пейрингу с кисой, кстати, по-моему :D На кису подсаживаешься на меньше чем на наркоту, а тут еще и двойная предрасположенность.
Шоб я так жил! зависть )))
а я его понимаю, надоело бы, будь вечно тепло и солнечно) разнообразия тоже хочется.
Вот меня бы тоже тошнило. Это нифига не универсальный способ. Более того, для некоторых даже отталкивающий и дискредитирующий эти "12 шагов". Я б ни за что не полезла в такую программу, а альтернатив, я так понимаю, они там не придумали.
вот разнообразие кое-никакое будет только в конце книги, когда он наконец попал в клинику с подходящей для себя программой реабилитации. без Бога.

URL
2018-10-10 в 14:14 

Panda13
мистер Уайт, дополнительный обоснуй пейрингу с кисой, кстати, по-моему На кису подсаживаешься на меньше чем на наркоту, а тут еще и двойная предрасположенность.

Обоснуй отличный ) но для Ника это ещё и двойная опасность. Ведь киса любит собако, что ж Ник будет делать, когда интрижка закончится и киса уйдет?

Кстати, вот эта фраза ещё сделала приятно, её взяли целиком в фильм: — Нет у меня никакой болезни, Спенсер. Это не какой-то сраный рак. Это личный выбор. :)

2018-10-10 в 15:09 

мистер Уайт
как тревожно наше счастье, как спокойно море зла
Panda13, Обоснуй отличный ) но для Ника это ещё и двойная опасность. Ведь киса любит собако, что ж Ник будет делать, когда интрижка закончится и киса уйдет?
ох, я очень надеюсь, что он не начнет снова употреблять, чтобы заглушить боль от расставания с кисой, а то у истории будет чрезвычайно дарковый итог и Тимми будет переживать до конца жизни xD
Кстати, вот эта фраза ещё сделала приятно, её взяли целиком в фильм
дааа, меня это тоже очень порадовало!

URL
2018-10-10 в 15:15 

Panda13
мистер Уайт, ох, я очень надеюсь, что он не начнет снова употреблять, чтобы заглушить боль от расставания с кисой,

Ох, не уверена я в этом ) без кисы же и жизнь не мила. Я знаю, я прочувствовала, когда про эту ЛРД задвигать начали. Смотреть на нее не могла и думала: "как же я теперь без кисы-то? куда ж податься?" а податься-то и некуда...

2018-10-10 в 15:32 

мистер Уайт
как тревожно наше счастье, как спокойно море зла
Panda13, да, без кисы ужасно. я уже тоже не представляю как без него жить, а ведь намного дальше от него, чем Никки xD кажется, Никки снова серьезно влип. вот недаром на вчерашних фотках отец пытался его закрыть собой от Шаламы xD

URL
2018-10-10 в 15:35 

Panda13
мистер Уайт, да уж, папа хорошо знает своего сына ) но видимо, уже поздняк метаться Нику )) попал...

2018-10-10 в 15:39 

мистер Уайт
как тревожно наше счастье, как спокойно море зла
Panda13, а сам киса и не хотел его заманивать в свои сети, так получилось. неловко вышло xD

URL
2018-10-10 в 15:47 

Panda13
мистер Уайт, конечно, не хотел ) он просто очень добрый, обаятельный и дружелюбный, ему вообще даже ничего делать не нужно, все просто смотрят на него и сразу влюбляются )) и он старался понять Ника и вжиться в роль ) ну и Ник же умный, харизматичный, кисе с ним интересно. А Ник втянулся... мда...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лиспенард-стрит

главная